No-Code: разработка IT-продуктов «без разработки»

Подход No-code, насколько я его успел понять, состоит в том, что множество готовых технологий и сервисов, которые наконец-то, используя другие специальные инструменты и сервисы (No-Code Development Platoform или Low-Code Development Platform), можно относительно легко, без привлечения разработчика, связать друг с другом и научить работать как единое целое.

Я видел прекрасные реализации No-Code подхода со стороны пользователя — например, в сообществе Buddhist Geeks огромное количество разных процессов (уведомления, сообщество, приглашения на события, организация и проведение событий, добровольные взносы и др.) реализованы через несколько сервисов: Zoom, рассылки, календари, сервисы для сбора donation (процесс напоминания о котором тоже автоматизирован, конечно же), Mighty Networks, наверняка что-то еще. Для меня как для пользователя всё работает бессшовно и прозрачно. Все бизнес-процессы автоматизированы, для этого используется множество готовых технологий.

А видел я и ужасные реализации — например, соцсеть, ориентированную на профессионалов, которая не работает с компьютера, только в браузере мобильного устройства (хотя десктопный трафик у профессиональных сервисов вполне может превосходить мобильный). И скорее всего создатели соцсети ничего с этим не могут поделать — таково было архитектурное решение, принятое продуктовой командой, разработавшей сервис.

Я сам давно пользуюсь всевозможными сервисами автоматизации вроде IFTTT (про который писал впервые в 2011), ботами в мессенджерах, Automator на компьютере и шорткатами в телефоне. Сейчас пару дней играю с n8n — одним из самых продвинутых по функциональности сервисов для построения No-code продуктов с открытым кодом. Это конкурент Zapier и IFTTT, который ты хостишь самостоятельно. Он поддерживает десятки сервисов, webhooks и так далее.

Что я могу сказать про такой no-code? Отсутствие кода — это условность. Вместо кода вы используете элементы, которые можете настраивать, устанавливать условия их работы и логические взаимоотношения между ними. Отладка этой логики ничем не отличается от разработки. Я значительную часть времени читал документацию по API продуктов и получал к ним доступы, настраивал Docker и устанавливал пакеты, пытался получить сертификат для локального сервера, настраивал прокси и раутинг…

Если это не разработка, то это точно что-то очень недалеко от неё ушедшее: я много гуглил всевозможные ошибки и попадал в issues в Гитхабе или на StackExchange — всё то же самое, что и при написании кода. Так что отсутствие возможности просто взять и быстро поправить код руками, наоборот, начинала подбешивать. (Справедливости ради, можно настройки копировать как текст — это длинный и нудный json, который не очень весело редактировать руками, но можно, если очень захочется.) Думаю, над большими и сложными проектами через такой GUI работать значительно менее удобно, чем в текстовом редакторе.

No-code технологий сейчас стало так много, они такие разные и так по-разному изменяются со временем, что быть в курсе всего этого стека, проблемных мест и принципов качественной интеграции — это уже вполне тянет на серьезную профессию. Верю, что возможность через no-code представить за кратчайшие сроки очень рабочее приложение, и не MVP, в котором будет отсутствовать 90% ожидаемых в подобном продукте функций — это огромное преимущество для бизнеса. Но пока что это правда довольно сложно даже для людей с техническим бэкграундом. Сейчас сложно представить, что простой, скажем, дизайнер, без пары лет опыта во фронтэнд-разработке, может сесть и за пару вечеров собрать что-то сложнее телеграм-бота, умеющего отправлять стикер.

Лего, из которого можно строить современные no-code приложение, крайне разнообразно. Тут и машинное обучение через сервисы вроде Google Vision API или Amazon Rekognition, и великолепные инструменты построения гибких реляционных баз данных Airtable, где за час можно построить оптимальную для вас CRM, или CMS, или Kanban-доску, которая сразу же будет работать в продакшне для всей вашей команды, а структуру можно трансформировать налету, и стриминговые сервисы, и — скоро — какой-нибудь GPT-3 (хайп вокруг которого, кажется, все-таки преувеличен — это всего лишь модель, то, что она выдает точные ответы на вопросы, не говорит о том, что оно угрожает рабочим местам разработчиков).

А еще не покидают воспоминания о легендарном выступлении Брата Виктора The Future of Programming (слайды), где он говорит из прошлого о ненаступившем настоящем, в котором мы применяем прямую манипуляцию данными, компьютеры программируют не процедурами, а целям и ограничениями, где нет никаких API, а системы сами обучаются взаимодействию друг с другом. Пересматриваю это выступление и понимаю, на каком раннем этапе всё ещё находится наше технологическое взросление.

(А ещё хочется покряхтеть, что No-code — это как веб два ноль — ничего нового, скорее маркетинговый термин. Zapier и IFTTT существуют по 10 лет, язык визуального программирования для детей Scratch появился в 2007, многие технологии, которые сейчас называют No-Code, далеко не новые. Сейчас скорее появилось критическое количество бизнесов, реализующих подход, люди про них узнают и начинают использовать, и поэтому понадобился новый термин, который обозначает тренд массового применения этих технологий.)

Фотография: как и чему я учился (часть 1)

Мне очень нравится подход «Учиться публично» — в прямом эфире рассказывать о том, что изучаешь, чему научился, что понял и что попробовал. Формулируя и рассказывая другим о своём опыте, ты лучше учишься сам, медленно строишь репутацию специалиста в этой теме и получаешь обратную связь от мира в виде комментариев, а если повезёт, то и предложений о сотрудничестве, работы или ещё чего-то полезного.

В конце 2017 я решил как следует изучить фотографию. К сожалению, в реальном времени своим подходом и находками я не делился. Но попробую, насколько возможно, в этом и следующих постах восстановить по памяти, как я учился, чего достиг и что понял в процессе — тем более что процесс не закончен и я продолжаю учиться. Конечно, получится не то же самое. Наша память ненадежна. Бодрящей дофамином новизны я уже не испытываю, рассказ получится не таким восторженным. Зато я могу проанализировать, что я делал правильно, а что было не очень эффективно.

Предисловие

Начиная занятия фотографией, я не очень хорошо понимал, чем хочу заниматься. Понимал, что мне интересна сама фотография — после смерти отца мне от него досталось несколько десятков неплохих кадров, которые немного, совсем чуть-чуть, приоткрывали дверь в его жизнь, и мне было очень жаль, что таких дверей не осталось больше. Я понимал, что мне интересен портрет и другие люди, и жизнь вообще — на этом всё, моё понимание заканчивалось. Мне было 33 года — синаптический прунинг уже давно закончился, характер сформировался, к этому возрасту многие уже закостеневают и новые сложные навыки приобретают с большим трудом.

Мне учиться всё ещё даётся легко и просто. Во многом благодаря тому, что процесс life-long learning у меня отстроен — я умею найти мотивацию, хорошо знаю английский и умею работать с информацией, пользуюсь персональной базой знаний и умею выделять главное. Когда мы начинаем учиться во взрослом возрасте, нам может быть сложно ещё и потому, что эти и многие другие метанавыки у нас или отсутствуют вовсе (например, большинство взрослых не умеет вести полезные заметки), или они атрофировались и их нужно осваивать по-новой (например, учиться абстрагировать — выделять главное, осваивать большое количество материала в сжатые сроки или интегрировать новые знания с уже имеющимися).

Фотография и техника

Как и большинство начинающих фотографов, я считал, что первый шаг в освоении фотографии — это покупка техники. Я много снимал на телефон, в какой-то момент мне стало не хватать его возможностей — в первую очередь, я понимал, что не могу снять на телефон то, что вижу глазами. Мне хотелось другой оптики и более реалистичной картинки. Как я сейчас понимаю, покупка камеры — это, конечно, важный этап, но далеко не самый главный.

Освоить технику важно и нужно, но, положа руку на сердце, фотография — не генная инженерия и не rocket science. Современная техника снимает очень хорошо даже в автоматическом режиме, а если вам нужно освоить, как работает камера, как снимать в ручном режиме, использовать импульсный свет и т.д., то вся нужная теория, даже с очень большой детализацией, точно уместится в 100 академических часов.

Фотографы часто начинают страдать от GAS — gear acquisition syndrome, синдрома приобретения оборудования. Больше мегапикселей! 6к видео! 120fps! Встроенная стабилизация! Ещё более резкие объективы! 60 raw в секунду! Но мой сегодняшний опыт показывает, что покупка техники очень редко или же никогда не приводит к прогрессу в творчестве или обучении. Если и покупать что-то, то только «из боли», использовав все имеющиеся ресурсы до предела. Как говорит в своё мастер-классе Энни Лейбовиц, возьмите 1 линзу и изучите её от и до, знайте все её сильные и слабые стороны. Ей же вторит Зак Ариас: «Купите 1 зонт и снимайте с ним до тех пор, пока не выжмете из него всё возможное».

К сожалению, я сам себе навредил, покупая больше техники, чем требовалось. Из-за этого я не разбиался как следует с имеющейся техникой, перепрыгивал к следующей. В результате у меня образовался не самый оптимальный набор техники — например, много объективов с пересекающимися фокусными расстояниями, большинством из которых я не пользуюсь (и вообще планирую продать).

Я не утвреждаю, что техника совсем не важна. Я сам, и мой семейный бюджет, немало пострадал от GAS. Сейчас моя основная камера — среднеформатная Fujifilm GFX50R. Она мне очень нравится, картинка, которую она выдаёт, естественно не сравнима с телефонным качеством, не сравнима она и с качеством другой моей камеры Fujifilm XT-2. Мне соверешенно не хочется менять GFX на что-либо иное. Но в то же время я понимаю, что Картье-Брессон снимал на камеры, которые по многим своим техническим характеристикам значительно уступали тем, что есть у нас в телефоне, и что фотографы, снимающие на более простую и старую технику, выигрывают World Press Photo и другие престижные конкурсы.

Фактически, для большинства даже вполне профессиональных задач достаточно далеко не самого нового оборудования. Фотограф Платон (см. серию документального фильма Abstract) десятилетиями снимает с одним и тем же оборудованием — плёночной камерой и нехитрыми вспышками. Многие профессиональные фотографы годами не меняют технику, пока она совсем не выходит из строя и её становится невозможно обслуживать.

Крутая техника не нужна для того, чтобы научиться самому важному в фотографии: правилам композиции, чувству цвета и прекрасного вообще, насмотренности, организации процессов, работе с людьми и командами, способности быть в нужное время в нужном месте… (список, разумеется, разнится в зависимости от типа фотографий).

Итак, важный вывод, который я сделал в первый месяц изучения фотографии — мне неинтересны фотографы про технику. Как и многие области, которые я начинал изучать, я начинал своё исследование с Ютуба. А если вы поищите на Ютубе почти любые запросы, связанные с фотографией, то именно такие фотографы (или блогеры?) собирают больше всего просмотров и интереса широкой публики. Они никак не помогают мне развиваться, а только помогают производителям техники продавать свои товары. Если ориентироваться на творчество таких «фотографов», но никогда ничего не достигнешь.

К счастью, через обзоры техники я нашёл канал The Art of Photography Теда Форбса, который, конечно, периодически делает видео с названиями вроде «Лучшие линзы 2019 года», но также публикует видео про историю фотографии и великих фотографов. Знать работы Жак-Анри Латрига гораздо важнее, чем название и количество мегапикселей в последнем флагмане того или иного японского производителя техники.

Определим фотографию

Я говорю «фотография», но что я имею в виду? Нет никакой одной «фотографии». Есть очень различные виды деятельности, существующие по совершенно разным правилам, которые используют «технологию записи изображения путём регистрации оптических излучений с помощью светочувствительного фотоматериала или полупроводникового преобразователя» (Википедия). Использовать эту технологию, как и любую другую, можно очень по-разному: есть фотография медицинская, детективная, художественная, коммерческая, предметная, журнальная, фэшн, портетная, есть журналистика, репортаж, фотоистории и ещё сотни других видов. Начиная фотографировать, хорошо бы как можно скорее определиться с направлением, в котором вы планируете работать. Я до конца не определился до сих пор, но у меня есть интересные мне направления: жанровая фотография, репортаж и студийная портретная и фэшн-съемка.

Главное — интерес

Я допускаю, что есть люди, которые приходят в фотографию, чтобы зарабатывать, и больше ни для чего. С тем же рвением и успехом они запросто могли бы продавать стеклопакеты или занимать иной социально-полезной деятельностью, но волею случая взяли в руки камеру. Это нормально и естественно, я не осуждаю такой подход. Но большинство всё-таки приходит в фотографию из интереса, по любви. Потому что нравится процесс или результат. Кстати, ничего страшного, если нравится именно процесс — например, только снимать, но не разбирать и отдавать фотографии — важно это про себя понимать и как можно раньше учиться работать с такими «бутылочными горлышками» и «слабыми звеньями» вашего процесса, автоматизируя их, делегируя или удаляя вообще.

В подходе Zettelkasten мне очень понравилась идея о том, что нужно следовать за своим интересом во всём, включая научную работу. И свой интерес нужно подпитывать. Создать условия для его насыщения и развития.

Мне очень хорошо запомнился совет из книги "Правила мозга« — если вы хотите поддержать увлечение ребёнка, сделайте всё, чтобы это было просто. Если ребёнок интересуется динозаврами, весь дом должен быть посвящен динозаврам. Пусть весят плакаты, лежат энциклопедии, на холодильнике наклейки и магниты с диназаврами. А когда интерес пропадает — всё это можно убрать.

Хоть я уже и не ребёнок, я создал для себя среду, которая подпитывала мой интерес. Я нашёл классные каналы в Ютубе и узнал про выдающихся людей в этой области — не только фотографов, но и вообще прекрасных homo sapiens. И они тоже стали подпитывать мой интерес. Я купил несколько фотокниг (они почти всегда большие и дорогие, поэтому много не купишь), купил несколько фотографий хорошего качества (Magnum Square Prints), и я много смотрел курсов, документальных фильмов, интервью (несколько источников предложу). Я подписался на огромное число фотографов, агентств и журналов в Инстаграме — чтобы развивать насмотренность. Из-за свойства нашего ума предпочитать обычное и привычное, я следил за тем, чтобы в ленте было минимум «технических» фотографов, формалистов, которым важно только максимально точно воспроизвести формы, но которые не заинтересованы контекстов, сюжетом, художественным эффектом.

Я сделал всё, чтобы я мог делать что-то, связанное с фотографией, каждый день. Даже если я сильно уставал, я садился вечером и полупассивно смотрел видео — для этого как раз очень неплохо подходит Ютуб, где часто фактическая нагрузка видео не очень высокая, но есть достаточно полезной информации и production value — это просто приятно смотреть.

Ориентация на практику

Разумеется, я всегда держал наготове технику — практически всегда и везде я носил фотоаппарат с собой. Первое время я сознательно снимал даже полную ерунду — моя фотография, пожалуй, стала хуже, чем была до приобретения камеры. Я сразу же стал учиться снимать в ручном режиме (кстати, сейчас я во всех случаях, кроме студии, снимаю в полуавтоматическом режиме — и всем советую, в комбинации с компенсацией экспозиции получается очень надежно). Чтобы научиться снимать в ручном режиме, нужно было много тренироваться — и я тренировался. Я снимал несколько сотен кадров почти каждый день. Конечно же, почти всё шло под нож (и создавало проблемы — всё это нужно было разбирать и обрабатывать), но, как говорит Максимишин, если есть вопрос, сделать кадр или не сделать — то ответ всегда: «Сделать». «Цифра» практически ничего не стоит, что для оттачивания навыков и видения очень хорошо. Я убежден, что учиться сейчас лучше — точно бюджетней — на цифре, кто бы что ни говорил про плёнку.

(Продолжение следует.)

Чтение онлайн: мой флоу 2020

Я много читаю, и большая часть того, что я читаю — это тексты онлайн. Долго оттачивал последовательность, которая бы меня устроила, и вот к чему пришёл.

С каждым обработанным куском контента мне нужно сделать следующее:

  1. Найти, открыть и либо прочитать сразу же, либо отложить для чтения позже. Короткие тексты по заветам GTD стараюсь процессить сразу же, длинные откладываю для вдумчивого изучения.
  2. Прочитать и обработать сохраненное
  3. Вычленить и записать смыслы
  4. Добавить в базу знаний (см. Инструменты мышления. TheBrain, метод Zettelkasten )

Длинные тексты читать с экрана компьютера, телефона или планшета мне не нравится. Я люблю углубляться в параллельные ветки исследования, гуглить термины, людей, ходить по ссылкам и вообще забывать про исходный текст. Гораздо лучше для работы с длинными текстами подходит Киндл — электронные чернила, неяркий экран, приятная типографика и никакой многозадачностм. Основная проблема Киндла — в него неудобно закидывать тексты, и неудобно доставать их оттуда. Сейчас мой флоу выглядит так:

  1. Если решаю, что заметку не буду читать сразу же, отправляю её в Pocket (пользуюсь ботом IFTT в Телеграме).
  2. К Pocket подключен сервис Cofflr, который ежедневно отправляет подборку сохраненных статьей на Киндл. Подобных сервисов множество, но Cofflr позваляет в подборку добавить очень важный элемент: в конце каждой статьи есть QR-код, при сканировании которого на телефоне открывается оригинальная статья.
  3. Я читаю статью с Киндла, делаю заметки (от руки, в заметках на телефоне, в айпэде). Цитаты практически никогда не выделяю — с точки зрения запоминания и понимания это бесполезно, гораздо важнее записывать понятое своими словами, выделять важное и отбрасывать неважное.
  4. Закончив чтение, сканирую QR-код телефоном, отправляю заметку в Brainbox — своего рода папку «Входящие» для TheBrain.
  5. Позже с компьютера добавляю статью из Brainbox в основную базу — вставляю конспект в описание «мысли», добавляю связи, отдельные, самые важные «мысли» из статьи добавляю в виде дочерних (по сути это карточки Zettelkasten) и тоже перелинковываю.

В подборках сервиса cofflr после каждой статьи подставляется QR-код с адресом, который легко добавить в закладки или TheBrain

Подборки после прочтения из Киндла удаляю. Самим сервисом Pocket фактически не пользуюсь — только как транспортом между вебом и Киндлом.

Инструменты мышления. TheBrain, метод Zettelkasten

3 года назад я писал про программу The Brain, позволяющую вести персональную базу знаний. В июне 2020 я провел встречу в Зуме, где показал программу и рассказал про подход Zettelkasten, который осваиваю сейчас.

Запись видео:

Видео на Ютубе — в описании доступна навигация по моему рассказу и дискуссии.

Zettelkasten — система работы со знаниями, которую разработал немецкий социолог Никлас Луман. Луман, не так широко известный за пределами социологических кругов, был чрезвычайно продуктивным ученым, написал 77 книг и около 400 научных статей, за 30 лет разработал системную теорию.

Но интерес у самых широких кругов наших соотечественников он вызывает не своей работой, а подходом к работе со знаниями. Всю жизнь Луман вёл систему карточек, которую называл картотекой (zettelkasten). Каждая карточка содержала:

  • номер (произвольный, например, 21, 21a, 21a1),
  • кратко описанную мысль — своими словами, если это мысль заимствованная,
  • ссылку на источник (если это мысль чужая. К источникам, по легенде, Луман никогда не возвращался, книг не перечитывал, поэтому особенно важно качественно экстрактировать смысл из прочитанного.)
  • ссылки на номера других карточек, связанных с этой.

Карточки имели физические ограничения, поэтому если мысль не удавалось сформулировать так, чтобы она вмещалась на одну карточку, можно было завести ещё одну, связав с исходной. Карточки сортировались не по алфавиту, а по номерам (которые никакого значения не имели). Если вкратце — то это вся система, которая позволила её автору быть чрезвычайно производительным. Луман называл свою систему не просто базой знаний, а собеседником.

И именно эта производительность вызывает свежую волну интереса сейчас — ведь при помощи компьютера реализовать такую систему гораздо проще. Популяризовать подход Лумана помогла книга Сон­ке Арен­са How to Take Smart Notes: One Simple Technique to Boost Writing, Learning and Thinking. Автор одним из первых описал метод Лумана на английском — до этого большинство знаний об архиве великого социолога, как и сам архив, были доступны только на немецком. Вот неплохой конспект книги на русском — там изложены основные принципы создания карточек.

Очевидно, если систему можно реализовать на бумаге, её точно так же, а то и эффективнее, можно реализовать и на компьютере. Инструментов, которые тем или иным образом помогают построить свою картотеку именно по методу Лумана, достаточно: The Archive, модный, но дорогой Roam Research, новый редактор Obsidian (который называют «младшим братом» и который, наподобие TheBrain, позволяет визуализировать взаимосвязи между вашими заметками, а также поддерживает «обратные ссылки» — то есть показывает те документы, которые ссылаются на текущий документ), Zettlr, который больше заточен под академическую работу и содержит в себе прекрасные инструменты для работы с цитированием, или, например, разработанный в MIT Remnote, который не только позволяет сохранять знания, но и возвращаться к ним, используя интервальное повторение. Реализовать систему можно и в любом текстовом редакторе - Энди Матущак, чья реализация заметок онлайн достойна отдельного упоминания, пользуется Bear, кто-то реализует систему в iA Writer, а кому-то хватает org-roam, надстройки над Emacs.

Я пробую многие из этих инструментов, но для себя понял, что хоть инструменты и важны, они — не главное, а главное непосредственно мышление. В случае карточек Лумана — важно, как сформулированы записи, как они связаны друг с другом, а не то, на какой бумаге и каким карандашом они написаны, в картонной лежат коробке или деревянной. Поэтому я склоняюсь к тому, чтобы интегрировать Zettelkasten в «Брейн» — возможно, для этого нужно начать пользоваться встроенными в него заметками, чем я до сих пор почти не пользовался, но самое важное — это приучить себя абстрагировать, вычленять сущностное и отбрасывать детали, работать с концепциями, а не фактами, которые сами по себе чаще всего бесполезны.

Рефлективный октябрь

В октябре я поставил себе задачу каждый день рефлексировать, записывать свои мысли и публиковать их на фейсбук, как на самую простую и, в моём случае, многолюдную платформу. Искать даже собственные посты там очень неудобно, поэтому публикую все записи в хронологическом порядке в блоге.

Читать далее →

TheBrain: цифровая картография ваших знаний

В моей жизни много информации. Данных, фактов, новостей, понятий, категорий, мест, людей, событий, книг, лекций, фильмов. Я давно искал инструмент, который позволял бы эту информацию не просто сохранять, но также обрабатывать и сплетать в единую сеть. Такой, который позволял бы мне к сохраненному возвращаться, намеренно или по счастливой случайности.

Я опробовал десятки инструментов: текстовые файлы, локальные и серверные вики-движки, онлайн-закладки, неизбежный Evernote, Notational Velocity, встроенные в МакОс заметки, не говоря о бумажных блокнотах. Каждый из них был по-своему хорош, у каждого были свои недостатки, которые мешали ему стать полноценным цифровым расширением моего физического мозга.

На программу с неизобретательным названием TheBrain я периодически наталкивался онлайн, скачивал дистрибутив, устанавливал, но, не разобравшись и не поняв предназначения, удалял или просто забывал о её существовании, так и не успев понять её предназначения.

В очередной раз обратить внимание на TheBrain меня заставило выступление Джерри Микалски, который пользуется программой более 18 лет. За это время он создал в своем «цифровом мозге» более 360 тысяч записей — в программе они называются мыслями (thought), связанных более чем миллионом ссылок. Каждая запись создана вручную, большинство содержит гиперссылки. По «мозгу» Джерри можно погулять онлайн — он практически целиком доступен онлайн. Это самая большая публичная «концептуальная карта», как называет её автор, доступная в интернете. Должен предостеречь — прогулка по мозгу Микалски может затянуть не на один час, если вы, как и я, страдаете от информационной булимии склонны к безудержному любопытству.

Вдохновившись рассказом Джерри, я в очередной раз побежал устанавливать TheBrain, обнаружил программу в списке уже установленных, и решил попробовать пользоваться ей хотя бы пару месяцев. Полтора года спустя, я по-прежнему продолжаю свой эксперимент, пока что не собираюсь прекращать, несмотря на неидеальность и этого решения.

Читать далее →

В поисках тела, январь. Танцевальная соматика, дисциплина аутентичного движения, гага

В прошлом декабре я задал изучение телесности как одну из главных тем года. В январе я попробовал 3 новых телесных практики и продолжил начатые в прошлом году фитнес-эксперименты. Вкратце рассказываю их содержание и делюсь теорией.

Практика

Когда я начал активно интересовать темой телесности, знакомые танцоры дали несколько рекомендаций, чем пойти позаниматься. Пока что мне не интересно разучить какой-то конкретный танец, движения или освоить единоборство, йогу или боевое искусство. Задача моя простая — больше чувствовать себя в теле, понимать возможности его использования для внутреннего и внешнего раскрытия, уверенности, удовольствия и здоровья. Пути к этому могут быть разные, я хочу найти подходящий именно мне, моим возможностям и потребностям. Я сознательно решил ограничить количество теории, чтобы не застревать на стадии анализа, иметь максимально открытое восприятие и ум начинающего. Поэтому я почти ничего не читал на тему, а сразу же пошёл практиковать.

У меня есть некоторый опыт, связанный с телесностью: пара лет интенсивных занятий бодибилдингом, немного йоги, тай чи, продолжительные ретриты (телесность в них проявляется только так, разве что редко она доставляет удовольствие), бег, гири — всего понемногу, но всё мало в каких из этих активностей подход к телу был достаточно осознанным.

Читать далее →

О сравнении себя с другими

Во всём, что касается прогресса, я большой оптимист — человечество в среднем начинает жить дольше и качественней, работать меньше, а больше заниматься тем, чем ему нравится. Несмотря на это, я не стану утверждать, что нам становится жить однозначно проще. Жизнь многих становится всё более и более напряженной, полной стресса и близких к невозможным требований, как внешних, так и внутренних. Мы всегда хотим больше, дальше, недовольны тем, что у нас есть.

Технологии одновременно и облегчают нашу жизнь, и усложняют её. Благодаря социальным сетями, к примеру, мы «знаем» и можем поддерживать связь с существенно большим количеством людей, чем среднестатистический человек ещё пару десятков лет назад. Это прекрасная возможность, оборотной стороной которой становится то, что мы получаем возможность всё чаще сравнивать себя себя с другими, и сознательно или бессознательно, к этой возможности прибегаем.

Читать далее →

Склонность к действию

В конце прошлого года я провёл на Mind.Space вебинар про эффективную осознанность при работе с цифровыми медиа. Эта тема мне давно интересна, когда-то я уже писал про отдельные её аспекты. Вебинары оказался хорошим стимулом собрать воедино все мои мысли и наработки по ней. Шёл утомительный декабрь, я порядочно прокрастинировал, подготовился к докладу далеко не идеально: сделал презентацию, но не успел даже коротко прогнать выступление хотя бы на камеру, что, безусловно, нужно делать. С самокритикой у меня всё в порядке, поэтому для себя я оценил вебинар в диапазоне от «хуже некуда» до «плохо».

Хотя я и знал, что совсем бесполезным вебинар не был, и уж 1-2 идеи, ссылки или инструмента из него мог вынести каждый, мне было стыдно за качество и то время, которое слушатели потратили, по моим собственным же стандартам, не самым оптимальным образом.

Я бы, вероятно, совсем приуныл, если бы неделей раньше не провёл гораздо более успешный практический семинар по продуктивной работе с компьютером в одной дружественной компании. К тому же чуть позже Витя Ширяев, который и предложил мне провести вебинар на Mind.Space, посмотрел запись и успокоил меня, сказав, что занятие получилось отличное и очень полезное, а я молодец, что собрался и провёл его, и в следующий раз будет проще и лучше. Витя добавил, что если бы у него в своё время не было достаточно уверенности в себе и даже наглости, он никогда бы не начал и уж точно не дошёл до того уровня, на котором он находится сейчас. А Витя, на мой взгляд, один из самых трезвых и грамотных спикеров по теме осознанности и прекрасный инструктор медитации, на чьих ретритах и выступлениях я бывал неоднократно, так что не будь у Вити наглости, мир бы хуже.

Читать далее →

В поисках тела

Я не писал в этот блог почти весь год. И хотя я понимаю, что письмо – одно из самых важных занятий для меня (и, по правде, я написал десятки тысяч слов “в стол”), у моего молчания были причины. Этот год был особенно богат на кризисы, но и на открытия и возможности для роста. Я делал одну ошибку за другой, находил эффективные решения, не пользовался ими, повторял ошибки. Мне показывали еще более эффективные решения, а я, зная о них, выбирал неэффективные. В этом году я начал ходить в психотерапевту (о чем нужно рассказать отдельно). В этом году умер мой отец, и это тоже большая тема, которую я непременно хочу хотя бы начать прорабатывать на письме.

Для меня начался период мощной трансформации и поиска чего-то значимого, важного, весомого, придающего жизни смысл и надежду. Этот поиск начался уже давно, но отвлечения, сомнения и мнения других людей уводили в сторону, но теперь он возобновлен. Я намереваюсь подходить к этому поиску с самоотверженностью и, по возможности, с системой. Я буду делиться своими находками в этом блоге, или, если дело пойдет, где-то еще. Я буду делать это во многом в надежде, что те, кому мой блог попадется на глаза, смогут мне помочь создать целостное видение, а моя перспектива может оказаться кому-то интересной.

Сейчас я наконец-то определился с темой, которую хочу исследовать: это тело и телесность. Я читал много книг, которые говорили о важности основ: питания, сна, упражнений. Я слышал многих, кто говорил о важности понимания себя и своего тела (кстати, я верю что это возможно только до определенного лимита и необходимо иметь объективные показатели). Но сам я большую часть времени оставался “в голове” – тут проходила вся моя жизнь, в этой голове закручивались вихри и расцветали болота. Опыт “заземления” в теле у меня был: випассана, где я столкнулся с существенным физическим дискомфортом и даже болью, отдельные ретриты, где так или иначе встречаешь неудобства, физические тренировки, которые усиляли характер, придавали уверенности и демонстрировали возможности для роста, или тай-цзы, который успел только продемонстрировать мне мою телесную безграмотность и рассеянный ум. Медитация, а особенно инструкции Шинзена Янга в передаче Вити Ширяева на замечательном ретрите, где сидение совмещалось с парой часов йоги в день и медитацией при ходьбе, где объектом становилось тело в движении. Но большая часть времени в силу привычки и даже выбранной мной работы я все равно концентрировался в уме, из ума жил. Столкновения с телом были редкими, чаще неприятными, и желание было что-то чувствовать, а чаще не чувствовать.

Сейчас я стараюсь выстроить для себя целостную, непротиворечивую систему взглядов на телесность. Но я не хочу про все это только прочитать, я хочу это прочувствовать и испытать. Телесность – это про ощущение на собственной коже. Поэтому любое исследование я планирую подкреплять практикой. Конечно, мое изучение тела уже сейчас не является только теоретическим. В этом году я возобновил воркауты, стал каждый день медитировать, а также практиковать краткосрочное голодание, которое, в сочетании с первым пунктом, начало давать результаты, которые мне уже нравятся.

Ниже привожу черновую карту моего исследования. Я стараюсь равномерно двигаться во всех направлениях, но наверняка в тот или иной момент отдельное направление будет становиться более значимым.

Читать далее →

Почему я пишу по-английски

Сергей Король спросил, зачем я пишу в твиттере по-английски, мол, у меня почти нет англоязычных подписчиков. Мои 3 причины писать по-английски: читатели, практика и мышление.

Читатели

Небольшой процент лично знакомых подписчиков, не говорящих по-русски, в твиттере у меня есть.

В фейсбуке их ощутимо больше — только за прошлый год после A Meeting of New Champions, мероприятия Global Shapers в Бишкеке и русско-немецкой конференции в Казани у меня в друзьях появилось, наверное, 200 контактов, с которыми у меня один общий язык — английский.

Не обязательно это люди из дальнего зарубежья. Некоторые прекрасные двадцатилетние монголы, например, совсем не говорят по-русски, хотя для их родителей это и основной язык. Увы, русский язык в качестве связывающего теряет свою силу.

По комментариями и лайкам я знаю, что хотя бы некоторые из них читают меня.

Читать далее →

Зачем и как вести блог

Я веду блоги уже больше 10 лет. С начала нулевых у меня была домашняя страница, сначала на бесплатном хостинге narod.ru, а после и на платном с доменом .spb.ru. На сайте был раздел новостей, который мало чем отличался от блога — я с непредсказуемой регулярностью публиковал короткие обновления в обратно-хронологическом порядке. Были даже комментарии — в гостевой книге. Не было RSS-фидов и подписок в социальных сетях, единственный вариант следить за обновлениями — заходить на сайт. Учетная запись в «Живом журнале» появилась у меня, кажется, в 2002. А в 2005 у меня уже был полноценный блог на Вордпрессе на этом домене.

Больше трети жизни я с переменным успехом веду блог и столько же читаю чужие (впрочем, в последнее время делаю это существенно меньше — социальные сети почти убили блогосферу). Я изучал историю блогинга и даже читал несколько раз про это лекции. В этой заметке фиксирую свои соображения о том, зачем я веду блог и как я это делаю.

Читать далее →

Московский Марафон

Поучаствовал в эстафете Московского Марафона в команде сообщества Global Shapers.

Отношение к бегу у меня неоднозначное. Бег — один из самых популярных любительских видов спорта, но подходит он далеко не каждому — состояние здоровья и генетическая предрасположенность к упражнениям на выносливость у всех разная. Травматизм среди бегунов на длинные дистанции весьма высок и по некоторым исследованиям доходит до 12 травм на 1000 часов тренировки (против 0.24-1 у бодибилдинга). К тому же, мне ближе античные идеалы человеческого тела, которые крайне редко обнаруживаются у бегунов на длинные дистанции.

Так что делать бег своим главным видом спорта я не планировал и не планирую, по-прежнему предпочитаю гири и штангу в качестве основной нагрузки. Но когда Артём Герасименко, нынешний куратор сообщества Global Shapers, начал устраивать еженедельные утренние пробежки, я настороженно, но присоединился — дистанции были заявлены посильные, и идея начинать утро со спорта в хорошей компании мне импонировала.

В беге мне понравилась его социальность и созерцательность. Если не заниматься серьезной подготовкой к соревнованиям, а бежать в меру расслабленно, можно за 5-6 километров бега успеть обменяться новостями, мнениями и даже о философии поговорить. К примеру, во время пробежек я узнал от Макса Журило о философских ретритах Оскара Бренифье и неоднократно обсудил работы Алена де Боттона. В спортзале мне на подобные темы беседовать доводилось только со своим первым тренером, обладателем высшего филологического образования.

Когда на бегу говорить не хочется, можно молчать и смотреть на город, который я в такое раннее время иначе совсем не вижу. Мы бегаем по самой облагороженной зеленой части Москвы — Воробьевым горам, Нескучному саду, места там действительно красивые. Людей нет, ты ритмично переставляешь ноги, зрительная кора включается по полной, мыслей после очередного километра почти не остается — настоящий поток.

После беговой весны и лета у нас появилась возможность поучаствовать в эстафете Московского Марафона. Я присоединился.

Читать далее →

Дуглас Адамс. Как перестать беспокоиться и начать любить интернет

Пару лет назад я перевёл замечательный текст Дугласа Адамса. Интернет тогда был совершенно другим местом — многие еще не знали, что это такое, а о том, чтобы сделать доступ в сеть правом человека, никто и не помышлял. Однако, актуальности статья на удивление не потеряла.

Дуглас Адамс

Эта статья впервые опубликована в рубрике «Обзор новостей» газеты The Sunday Times от 29 августа 1999.

Пару лет назад или около того я был гостем передачи Start The Weel, на которой очень заслуженный журналист сообщил мне, что весь этот интернет — просто преходящая причуда вроде любительского радио в пятидесятые, и что если я думаю иначе, то попросту достаточно наивен. Очень британская черта — вероятно, вполне естественная для страны, которая потеряла империю, а обрела Мистера Блобби — подозрительно относиться к переменам.

Но изменения реальны. Я не думаю, что кто-то сейчас станет спорить с тем, что интернет становится важной частью нашей жизни. Тем не менее, он очень нов для нас. Если, например, какое-то преступление было «спланировано через интернет», телекомментаторы всё ещё считают важным упомянуть этот тревожный факт. Они не потрудятся сообщить о том, что преступники использовали телефон или М4, или что они обсуждали свои подлые планы «за чашкой чая», хотя в своё время всё это было новым и противоречивым.

Также в ходу необычный способ, которым отдельные ведущие BBC и журналисты (да, Хамфрис младший, я говорю о тебе) произносят интернет-адреса. Они говорят: «ввв ТОЧКА… бибиси ТОЧКА… ко ТОЧКА… юкей СЛЭШ… тудэй… СЛЭШ…» и так далее, и делают это так, что становится понятно: у них нет ни малейшего понятия о сути этих новомодных штук, однако подразумевается, что вы, слушатели, вероятно знаете, что всё это значит.

Читать далее →

Чтение онлайн и работа с информацией

Пять с лишним лет назад я уже писал про то, как я читаю онлайн. С тех пор процесс видоизменился, поэтому расскажу о нем по-новой.

Чтение в браузере

В браузере я читаю короткие тексты, новости. Пользуюсь правилом из GTD — если текст можно прочитать за 2 минуты, я читаю его, не откладывая. Перед сохранением и прочтением любого текста я стараюсь задавать себе вопрос, на который хочу найти ответ в тексте, а после чтения записать хотя бы пару мыслей и идей, возникших после прочтения.

У меня установлено расширение Beeline Reader, которое расцвечивает строки плавной заливкой, которая направляет взгляд и помогает немного ускорить чтение. Расширение по-умолчанию срабатывает на Википедии, Фейсбуке и некоторых новостных сайтах. Его можно запустить и вручную, в таком случае оно сначала применит к тексту букмарклет Readability, который убирает всю навигацию и форматирование, оставляя только центрованный текст. Выглядит это поначалу необычно, но потом привыкаешь и это кажется очень удобным.

Beeline Reader

Википедия с примененным Beeline Reader

Приложение Beeline установлено у меня и на телефоне, но, увы, импортировать заметки туда не очень удобно, поэтому я им не пользуюсь.

Отложенно чтение

В последнее годы наметилась приятная тенденция делать сайты удобочитаемыми, сервисы вроде Medium сыграли в этом немалую роль. Однако, читать всё с экрана компьютера нет ни желания, ни возможности, к тому же необходима хотя бы минимальная возможность их сортировать, поэтому я продолжаю пользоваться сервисами отложенного чтения.

Читать далее →

Зачем ходить на лекции, семинары

В далеком 2009 я запускал в Петербурге «Теории и практики», которые одними из первых начали моду на публичные лекции как формат проведения досуга. Я посетил, наверное, сотню лекций, семинаров, конференций. Сам организовал десятка три мероприятий: в рамках T& P, как промо своей ныне закрывшейся компании (неэффективно!) и просто для удовольствия. Выступал на конференциях, хакдеях, как эксперт участвовал в круглых столах.

Однако, размышляя обо всех этих мероприятиях, понимаю, что по большей части все они были бессмысленны. Я постарался выделить основные причины, по которым я, как мне казалось, ходил на лекции, и разобраться с каждой из них.

Читать далее →

Диктофон как усилитель слуха: медитация на звуке

Лет 7 назад я купил диктофон Zoom H4N. Изучая его возможности, обнаружил любопытный эффект — если надеть наушники, подключенные к диктофону, и включить режим, при котором входящий сигнал сразу же подается в наушники, можно получить искуственный внешний усилитель слуха.

Подавляющее большинство информации зрячие люди получают через визуальный канал. Говорят: не воспринимаю информацию на слух, лучше один раз увидеть. Ухо — вроде как вспомогательное орган, помогающий не попасть под трамвай. Первоочередная функция слуха — и правда предупреждение опасности. Консультант по звуку Джулиан Трэжер в книге «Звук имеет значение» (pdf) пишет:

Слуховой нерв напрямую связан с древними областями мозга, отвечающими за инстинктивное поведение и рефлексы, поэтому реакция на резкий звук происходит молниеносно. Только из этих внутренних слуховых ядер сигнал идет в кору головного мозга, где происходит рационализация, интерпретация и расшифровка сигналов. Поэтому, кстати, так легко расстроить человека, сказав ему что-то обидным тоном. В отличие от зрения, слух работает даже во время сна, оберегая нас от опасности.

В городе мы чувствуем себя в безопасности и надеваем наушники, чтобы не слышать не происходящее вокруг, а что-то более приятное или увлекательное. Мне же стало интересно, что будет, если наоборот усилить этот канал на относительно продолжительное время, сделать слух существенно более чутким.

Читать далее →

Лекция Петра Щедровицкого

Побывал на лекции Петра Георгиевича Щедровицкого в Философском клубе Винзавода. До этого о методологическом движении, основанном Георгием Щедровицким, отцом Петра, я имел лишь отрывочные сведения. Пару раз сталкивался с самими методологами, о которых сложилось впечатление как о людях обстоятельных, но чрезмерно занудных.

Петр Щедровицкий

Ниже — отрывки из моего конспекта лекции, идеи, которые показались мне важными и созвучными. Сразу оговорюсь — не всё услышал и записал, не всё услышанное и записанное понял. Но об этом немного будет в тексте.

Читать далее →

Курс по управлению собой — литература, концепции, ссылки

На прошлых выходных я провел 5-часовое занятие по селф-менеджменту в Санкт-Петербурге на курсе ИКРа. В этом посте — подборка литературы, которую я использовал в курсе, а также практик, ссылок и кратких описаний концепций.

В качестве разминки я предложил студентам ИКРы попробовать практику утренних страниц, чтобы разгрузить сознание и настроиться на рабочий лад. 10 минут оказалось достаточно, чтобы почуствовать вкус практики, некоторые говорили, что хотят попробовать её в будущем. Утренние страницы описаны в книге Джулии Кэмерон Путь художника. По-русски про утренние страницы много пишет Армен Петросян, смотрите, например, его заметку по теме.

Одна из основных идей, которую я пытался донести — управлять временем невозможно, можно управлять только самим собой и собственной энергией (поэтому я и не называю то, о чем я рассказываю, тайм-менеджментом). Эту идею я почерпнул в книге Тони Шварца и Джима Лоэра The Power of Full Engagement, которую МиФ перевели на русский и выпустили под заголовком «Жизнь на полной мощности. Управление энергией - ключ к высокой эффективности, здоровью и счастью».

Читать далее →

Бизнес, работа, ремесло

Нашел довольно точный вопрос, который стоит задать каждому предпринимателю: ты создаешь бизнес или рабочее место для себя (и, возможно, ещё нескольких прекрасных людей)? Может твое предприятие существовать без тебя? Если это бизнес, то какова твоя стратегия выхода? Да, этот вопрос можно и нужно задавать в самом начале пути.

Многие компании, работающие в сфере услуг, за которыми я наблюдаю уже многие годы, перестанут существовать без их немногочисленных основателей. Как бизнес они не развиваются годами. По сути, владельцы этих компаний — ремесленники. Они продают своё время, виденье и навыки, без них компания невозможна. Они тратят много времени непосредственно на работу, а не на рост бизнеса.

Читать далее →

Рефлексия и обучение

Недавно по работе общался с руководителями нескольких отделений одной большой и известной компании. Отделения эти были очень разного уровня, и сама компания классифицировала их по-разному. Мы задавали руководителям вопросы об их повседневной деятельности, о трудностях, с которыми им приходится сталкиваться.Чем ниже по иерархии мы спускались, тем меньше руководители могли рассказать о своем повседневном труде.

Кажется, они не совсем не задумываются о том, что они делают, не ищут способов улучшить и упростить свою жизнь. Я не даю этому феномену никакой оценки — с эволюционной точки зрения совершенно нормально пытаться экономить энергию и не думать, когда это возможно. Мозг и без того потребляет четверть доступной организму энергии, зачем разбрасываться ей ради того, что и так как-то работает.

Да что уж — я и сам совсем не всегда переосмысливал собственную деятельности. На это не хватает сил, когда развиваешь свой небольшой бизнес и существуешь в режиме аврала день ото дня, пытаясь закончить идущие параллельно проекты, попутно продавая свои услуги кому-то еще. Однако именно из-за недостатка рефлексии я и оказывался в ситуации аврала снова и снова. Я не оставлял времени для главного, хватаясь за срочное, не учился на собственном опыте.

Читать далее →

Подкасты

Пожалуй, слушатель я лучший, чем читатель. За последние несколько лет я прослушал больше книг, чем прочитал. Когда я читаю, если это возможно, я тоже предпочитаю составить хотя бы беглое представление о том, как выглядит и звучит автор. Иногда это представление отбивает всякое желание тратить время на чтение книги, например, потому что автор — самовлюбенный болван; иногда, наоборот, позволяет проникнуться большей симпатией к автору и доверием к написанному (а также сделать прочие иррациональные суждения).

Помимо книг, я постоянно слушаю подкасты, некоторые — годами. Все они на английском языке, отчасти потому, что я не нашёл — и не искал — достойных подкастов на русском, отчасти потому, что я предпочитаю совмещать практику аудирования и получение полезной информации.

Подкасты я слушаю на телефоне. На Андроиде я пользовался гугловым клиентом Listen, благодаря встроенному поиску в который я и нашёл большую часть интересных мне подписок: просто искал интересные мне имена и термины, находил выпуски, слушал на пробу, подписывался. На iOS я пользуюсь приложением Downcast, в котором я слушаю не только подкасты, но и аудиокниги, для которых я так и не смог найти более надёжного плеера. Встроенный поиск в Downcast тоже есть, но он не очень надёжен.

Ниже приведу список подкастов, которые продержались в моём телефоне больше нескольких месяцев.

Читать далее →

Думать, не думать, писать

Последние годы во мне борются 2 противоречивых стремления: думать и не думать.

«Думать» — лучше понимать мир и себя в нём, свои ограничения и возможности. Активно обновлять свои модели мироздания.

«Не думать» — приостановить, или хотя бы сделать «тише» внутренний монолог/диалог, бесконечный поток рефлексии и мыслей.

Противоречие в этих стремлениях лишь поверхностное и скорее лингвистическое.

Думать, мыслить — это работа, требующая волевого усилия, фокуса. Думать можно с разной степенью интенсивности, глубины и широты. Можно делать это по наитию, как умеешь, или в рамках какого-то фреймворка (например, «Шесть шляп мышления» Де Боно, модельное мышление). Думать — значит направлять внимание, анализировать, синтезировать, проводить логические операции, как результат — делать более осознанные выборы. «Умный» человек потому более свободен, что обладает большим выбором, чем «глупый».

«Не думать» — тоже работа, во всяком случае поначалу. «Не думать» — не обязательно пытаться совсем прекратить процесс внутреннего диалога, но начать его замечать, наблюдать, понимать, как он устроен. И учиться не следовать за каждой мыслью (особенно эмоционально-заряженной), не гонять их туда-обратно — зачастую, особенно в критических ситуациях, это бессмысленно, энергозатратно и утомительно. Всякий, кто пытался хотя бы 15 минут медитировать (а уж тем более просидеть многочасовую или многодневную сессию), знает наверняка, что «не следовать за своими мыслями» совсем не так и просто.

Мышление («интуиция») идёт и в пассивном режиме, в ментальной тишине. Так «думать» непривычно — но на сложные вопросы можно получить довольно точный ответ. Умение «не думать», не следовать импульсам и не тратить силы на «лезущие в голову» мысли, таким образом, тоже даёт больший выбор, большее пространство для волевых решений.

«Интуиция», естественно, как и активное рациональное, выдает ошибочные суждения, поэтому хорошо уметь использовать оба режима.

Письмо в этом смысле — интересная практика, дающая такую возможность. Оно учит «думать» — структурировать, приводить в последовательный линейный формат, находя в процессе изъяны и дыры в собственном понимании; оно и есть форма мышления. Письмо же учит «не думать» — разгружать голову, выписывая мысли «на бумагу», давая им законченную форму и освобождая от необходимости в избыточной рефлексии (см. письменные практики), оставляя место тишине и свободе (выбора или отказа от выбора).

***

Когда начинаешь писать, вырабатывается привычка мысленно ещё больше, чем обычно, превращать всю окружающую реальность в текст. Будто, не описав словами, не поймёшь то, что увидел. Замечаешь и осознаешь больше деталей, потому что хочется, чтобы текст про твою реальность был небанальный, нескучный. Но в то же время — моментально переводишь образы в слова, а слова — это концепции. Слова отдаляют от непосредственного восприятия (Хаксли, увидевший складки брюк в «Дверях восприятия»). Вместо того, чтобы увидеть лошадь, ты видишь нечто, что по внешним признакам укладывается в понятие «лошадь» и перестаешь воспринимать реальную лошадь со всеми её особенностями. Роза — не роза, а тысячи образов, культура и наши личные эмоциональные и интеллектуальные интерпретации (см. Rose is a rose is a rose is a rose). Процесс этот совершенно естественный (наш мозг пытается экономить энергию), автоматический, моментальный и чреватый не только отрывом от реальности, но и ошибочными суждениями.

***

В тексте выше я попытался немного подумать, чтобы иметь возможность а) не думать, б) думать дальше. Только в процессе написания я понял, что в стремлении «думать» и «не думать» нет противоречия. Я мог бы думать дальше в этом же тексте, и тогда он, скорее всего, стал бы больше, а если бы я думал сильнее или дольше — то он изменился бы в объеме, по структуре, в количестве озарений на тысячу знаков. В силу ряда обстоятельств, я остановлюсь на этом месте и опубликую его как есть. В следующий раз я, вероятно, подумаю, почему я считаю, что так делать можно и даже полезно.

Хуан Карлос Пастор. «Как управлять командой: роль психологии и социальной среды»

Побывал на лекции Хуана Карлоса Пастора «Как управлять командой: роль психологии и социальной среды». Пастор — профессор организационного поведения, PhD по организационному поведению в Университете штата Нью-Йорк в Буффало, стипендиат Фулбрайта в Гарварде, адепт социально-психологического подхода к лидерству. По образованию профессор социальный психолог, интересуется глубинной мотивацией человека.

Хуан Карлос Пастор

Привожу краткий конспект его лекции.

Читать далее →

You Need a Budget

Около года назад мы с Ольгой начали вести семейный бюджет, используя систему You Need A Budget. YNAB, как его называют для краткости, — это кросс-платформенный софт для компьютеров, приложения для мобильных устройств (iPhone и Adnroid) и, что самое главное, эффективная методология ведения бюджета.

Маринус ван Реймерсвале. Меняла и его жена. 1539.

Маринус ван Реймерсвале. Меняла и его жена. 1539.

Автор системы Джессе Мичам (Jesse Mecham) в 2004 году попробовал зарабатывать 100 долларов в месяц, продавая за небольшие деньги интерактивную Excel-таблицу, в которой он вёл семейный бюджет. Постепенно продукт стал пользоваться популярностью, был оформлен в отдельное приложение под Windows, а впоследствии и под Мак. Для Джессе YNAB из подработки превратился в дело жизни, в компании сейчас работает 25 человек (работает, надо отметить, удаленно, но это отдельная история), а система и набор правил помогли тысячам и тысячам людей выбраться из долгов, расплатиться с кредитами и накопить на что-то желанное и важное.

Правила

В основе методологии YNAB лежит 4 правила:

  1. Каждому доллару нужна работа. Every Dollar Needs a Job.
  2. Откладывайте на чёрный день. Save for a Rainy Day.
  3. Действуйте по обстоятельствам. Roll with the Punches.
  4. Живите на доход от прошлого месяца. Live on Last Month’s Income.

Пройдёмся по каждому из них.

Читать далее →

Бартер

За годы моей предпринимательской деятельности я допустил много ошибок: в выборе клиентов и партнеров, в оценке проектов и сроков, в найме сотрудников и т.д.

Был в моей парктике один проект, который делались по частичному бартеру — в обмен на наши услуги компания предоставляла свои. В этом случае мы допустили следующую ошибку: посколько компания была небольшой, «творческой», а мы сами неопытны и «ограниченно рациональны», цену за проект мы выставили довольно небольшую, в том числе и бартерную часть цены. При этом услуги компании при взаиморасчетах оценивались по полной рыночной стоимости. При этом компания предоставляла свои услуги силами наемного персонала с фиксированной оплатой, мы же, как владельцы малого бизнеса, тратили и собственные ресурсы, и время дизайнера, получавшего зарплату.

В результате, несмотря на то что полученная нами услуга была весьма полезной, обмен для нас оказался неравноценным. Гораздо лучше было бы потрать время на продажи, работу с более платежеспособными клиентами, а услугу просто купить. Деньги — куда более универсальная мера.

Однако, если денежный поток не позволяет купить услугу, и бартер удобен обоим участникам обмена, услуга должна оцениваться по твёрдой рыночной цене (и лучше с запасом) — смотрите, к примеру, мой перевод статьи «Как рассчитать ставку за час».

Исчисляемый я. Приложения количественной самооценки

Мы удивительно мало знаем о мире, в котором живём. Мы ограничены в пространстве и времени; ограничены спектры нашего восприятия (например, звука и света), ещё более ограничена информация, которая не фильтруется нашим мозгом и становится доступной сознанию.

Совсем немного мы знаем и о себе. Это касается и внутреннего мира, работы нашей психики (средний нетренированный человек не знает об источнике своих эмоций и желаний и не может их контролировать), но то же относится к физическому телу — если мы не следим за своим весом, мы вряд ли можем с точностью назвать его; мы не знаем своего артериального давления, пульса, а тем более состояния внутренних органов. К тому же наша память далека от совершенства — мы забываем факты, делаем на основании искаженных воспоминаний неверные выводы, ошибочно выделяем причинно-следственные связи, строим прогнозы.

В последние годы начинают появляться инструменты, которые могут помочь получить чуть более объективную картину нашего физического и психо-эмоционального состояния. С 2007 года набирает популярность движение quantified self — устоявшегося перевода термина пока что нет, сайт vizualdata.ru переводит его как «количественная самооценка».

Я стараюсь «познать себя» и в последние годы собираю всё больше и больше как качественных, так и количественных данных о себе. Пока что они довольно поверхностные и неподробные — я не использую никаких специальных сенсоров, лишь сервисы и приложения для смартфона, о которых и расскажу далее.

Читать далее →

Социальные сети и новости: мой подход к их потреблению

По статистике, которую я собираю при помощи Rescue Time, 2 вида бесполезной деятельности поглощали серьёзную часть моего времени: чтение социальных сетей и новостей. Помимо траты времени, они накладывали серьезные ограничения на мою способность к концентрации и эмоциональное состояние, поэтому в определенный момент я решил навести порядок в своих привычках.

Социальные сети

С социальными сетями я распорядился следующим образом:

  1. Скрыл ленту Facebook расширением News Feed Eradicator. Теперь Фейсбук я читаю крайне редко и только из мобильного приложения Paper – stories from Facebook (iOS, американский AppStore). Исключены ситуации, когда я захожу на Фейсбук, чтобы ответить на сообщение, и зависаю на полчаса, читая ленту. В идеальном мире моя воля должна быть естественным ограничителем, но на деле она чаще всего не работала (и разбросанное внимание было отчасти тому виной).
  2. В Твиттере и Вконтакте отписался от большинства СМИ, которые генерируют основной поток неотфильтрованной информации (часто пересекающейся). Чаще всего я подписывался на их потоки импульсивно, не взвешивая, на какую дозу моего внимания они будут претендовать ежедневно. Теперь делаю это только осознанно, и если мне действительно важны обновления того или иного издания или блога, стараюсь подписываться на почтовые рассылки.

Новости и статьи

Не стану заявлять, что чтение новостей совершенно бесполезное занятие — взвешенную информацию из разных источником получать важно хотя бы для того, чтобы принимать взвешенные решения (например, об инвестировании или путешествиях), да и просто для того, чтобы лучше понимать, как устроен мир в котором мы живем (или как минимум каким пытаются его представить медиа и, как следствие, каким его будут видеть соотечественники в ближайшее время). Однако нет никакой необходимости по десять раз в день заходить на Ленту. Их рубрики «Главное за день» вполне достаточно для того, чтобы сформировать общую картину дня. Попытки следить за развитием событий обычно приводят меня в довольно нервозное состояние, которое никак не способствует конструктивной деятельности.

Основную информацию о событиях в мире я получаю из рассылки журнала Quartz, которая заменила мне почивший Evening Edition. Кроме того, я иногда читаю новости в приложении Circa (iOS), которое уведомляет об экстренных новостях и позволяет подписываться на новостные сюжеты, чтобы получать уведомление об их развитии. Update: Circa закрылся.

Я также получаю рассылку сервиса News.me, который рекомендует новости и статьи на основании того, чем делятся в соцсетях мои друзья, и письмо с рекомендациями сервиса Lumi, который анализирует историю моего браузера и предлагает на её основании потенциально интересные ссылки, аналогично тому, как Last.fm рекомендует музыку. Иногда он приносит интересные материалы если не из глубоко веба, то уж наверняка из весьма запыленных, но оттого не менее ценных его закутков (вроде такого).

Обе вышеупомянутые рассылки не сразу же попадают в мой почтовый ящик, требуя немедленно внимания (я стараюсь держать папку «Входящие» пустой, любое письмо в ней — призыв к действию, zero inbox), а «сворачиваются» в рассылку Unroll.me, о которой я писал ранее. Эту рассылку я просматриваю раз в день и вычленяю интересные мне записи.

Любые статьи, чтение которых занимает более 2-3 минут, я отправляю в приложение Pocket, которое заменило мне Instapaper. Статьи в Покете можно сортировать по папкам-тегам. Потом удобно читать их скопом, фокусируясь на одной теме.

Особо длинные статьи, на которые уйдет не меньше 20 минут, я отправляю в Kindle, используя расширение для Хрома Send to Kindle (есть также букмарклет, который работает в мобильном Safari).

Я стараюсь выделять на чтение статей определенное, довольно ограниченное время каждый день. Примерно 7 из 10 статей я читаю на английском, поэтому помимо информации, я также немного улучшаю знание языка (незнакомые слова, которые, увы, не перестают появляться, перевожу и заношу в Anki).

Как рассчитать ставку за час

Перевод статьи Matt Henderson. How to calculate your hourly rate.

Иногда ко мне обращаются за советом люди, планирующие создать компанию в сфере услуг. Один из самых распространенных вопросов: «Как мне рассчитать часовую ставку?»

Эта статья описывает как мы устанавливаем ставки в нашем агенстве Макалу.

Начните с минимума

Независимо от того, как вы планируете оценивать вашу работу — на проектной (фиксированная оплата) или на почасовой основе — первый делом нужно определить минимальную сумму, которую вам нужно получать за час, подлежащий оплате клиентом.

Доступные рабочие часы. Начните с вычисления количества часов в год, которые в среднем проработает каждый из сотрудников, учитывая государственные праздники (в Германии 12 дней), отпуски (в Германии 30 дней) и выходные (104 дня на Земле). В Германии для работы доступны 219 дней или 1752 часа.

Часы, оплачиваемые клиентом. Важно учитывать, что не все доступные часы сотрудника окажутся подлежащими оплате клиентом. Иногда они будут соответствовать рассчитанной ставке, иногда они будут работать на переоцененных проектах, а иногда будут простаивать, болеть и так далее. В нашем случае мы предполагаем, что подлежать оплате будут около 70% часов (это значение оказывается довольно устойчивым для сферы услуг). Получаем 1226 подлежащих оплате клиентом часов в год на сотрудника.

Минимальная часовая ставка. Чтобы вычислить минимальную часовую ставку, нам потребуется разделить минимальный доход, который нам необходимо получать на сотрудника, на 1226 часов, подлежащих оплате. Общий минимальный доход равняется сумме затрат на рабочую силу, накладных расходов (аренда офиса, вспомогательный персонал, маркетинг, бухгалтерия, юридические расходы и т.д.), плюс минимальный доход, который мы хотим получать.

Пример. В гипотетическом сценарии, при котором затраты компании на сотрудников, в среднем, составляют 75000 долларов на человека в год, с накладными расходами равными, скажем, 20% затрат на содержание персонала и при желаемом доходе в 15%, минимальная почасовая ставка составит 85 долларов в час.

Как мы получили эту цифру?

Вычисление минимальной стоимости часа

Вычисление минимальной стоимости часа

(Если вы хотите скопировать этот документ в формате программы Soulver, вы можете скачать его здесь.)

В случае с Макалу мы начинали с другой цифры, но сейчас она кажется вполне приемлемой отправной точкой.

Регулирование для уравновешивания спроса и предложения

Можно ли считать, что теперь, когда у нас есть отправная точка — всё готово? Не совсем. Теперь нам нужно откорректировать эту ставку, чтобы она соответствовала спросу и предложению.

Со временем, по ходу того, как мы делали хорошую работу для своих заказчиков (и благодаря счастливым случаям), спрос на наше время стал бо ́льшим, чем мы имели в доступе. Важно заметить, тем не менее, что из этого не следовало изменение пропорций при расчете часов, подлежащих оплате клиентом, элементы, относящиеся к вышеупомянутым 70% всё ещё применимы.

Как это естественным образом происходит на свободных рынках, цены регулируются, чтобы уравновешивать спрос и предложение, и поэтому мы начали постепенно повышать нашу часовую ставку для того, чтобы уменьшить избыточный спрос. Некоторые компании в этом случае расширили бы свой штат. Однако мы в Макалу придаём гораздо большое значение тому, чтобы делать работу хорошо и приносить измеримую выгоду. Это означает, что нужно нанимать только лучших людей. Мы просто не могли найти легионы таких людей; нам везло находить только одного человека в год!

Интересным следствием роста нашей часовой ставки стало то, что с нами как правило оставались именно те клиенты, с которыми мы всегда хотели работать — они ценят высокое качество, требуют результата и занимаются интересным делом!

Дистанция

Рембрандта. Художник в мастерской

В одной из глав книги The Shape of Design дизайнер Франк Химеро рассуждает о работе художника. Художник продолжительное время работает над небольшими частями полотна, решает технические задачи, однако регулярно делает перерывы, в которые отступает от картины на определенное расстояние для того, чтобы увидеть свою работу целиком. Эти моменты обзора, анализа — столь же обязательная часть процесса, как непосредственная работа над рисунком.

Подобный подход можно применить и к жизни в целом. Мы решаем ежедневные проблемы, работаем над проектами, и зачастую так близко находимся к полотну жизни, что забываем о необходимости отходить, анализировать, окидывать взглядом общую картину.

Хорошо, если отдаление происходит каждый день: прогулки, безделие (да, оно тоже может быть полезно), медитация, размышления или письмо в течение получаса-часа. Спорт, йога или цигун могут играть сходную роль. Каждую неделю можно брать чуть больший отрезок времени, чтобы рассмотреть, как изменилась картина жизни за последние 7 дней. Раз в месяц можно устраивать небольшой затвор, во время которого рассмотреть свою жизнь в ещё меньшем масштабе. И не реже раза в год стоит полностью вырываться из привычного контекста, отходить на максимальное расстояние от получающейся картины жизни и принимать решения о том, как менять её дальше.

Такая практика при условии максимальной честности с самим собой может помочь избежать (или скорее — предупредить) всевозможные кризисы («среднего возраста» и т.д.). Вместо одного большого кризиса раз в десятилетие куда безболезненней инициировать небольшие кризисы кажду неделю.