Пост-грамотность

Последние время размышляю о том, что мы живём в пост-грамотном обществе (postliterate society), о котором говорил Макклюэн. Под пост-грамотностью не имеется в виду отсутствие навыков чтения и письма (иначе это называлось бы просто безграмотностью). Пост-грамотный человек умеет читать и писать, но погружение в сложный текст для него невозможно. Устойчивость внимания (attention span) у него низкая. Выросший в условиях пост-грамотного общества человек учится взаимодействовать с техникой раньше, чем учится читать и писать (вы наверняка слышали истории о младенцах, которые «на ты» с айпэдами), но на уровне пользователя, глубинного понимания технологии у него нет. Он предпочитает мультимедийные материалы, видео и устную передачу информации. Навыков сознательной навигации в этой информации у такого человека немного, как немного таких навыков было у человека безграмотного. Информации много, но вся она равноценна и неструктурирована. Издатели, адаптирующие контент под пост-грамотного человека, делают его проще, короче — вот, казалось бы, уже и довели его до предела: группы Вконтакте, публикующие демотиваторы с 2-3 словами, Инстаграм, на фоне которых Твитер кажется вполне осмысленным медиа.

История нелинейна, прогресс не гарантирован. Были после Античности Средние века, когда все достижения первого были либо уничтожены, либо спрятаны и доступны единицам. Стечение обстоятельств и сознательное усилие отдельных людей сделало возможным всеобщую грамотность (и то лишь в отдельных частях Земли). Никто не может гарантировать, что эта ситуация сохранится надолго. Профессор Драут, например, сравнивая устную культуры письменную, приводит такую метафору: если взять за год всё время, что человек говорит, то письменность появляется только 31 декабря. Возможно, уже 1 января тот вид грамотности, который был принят за образец в эпоху Просвещения, станет недосягаемым идеалом.

Некоторые под пост-грамотностью и вовсе понимают новую, «полимодальную» грамотность — навык взаимодействия с интерактивными медиа, а не только с письменным текстом и визуальными медиа. В таком случае это, пожалуй, требование времени, которое само по себе не должно носить оценочного характера. В конце концов грамотность тоже порушила на своём пути немало.

Про художественную литературу

У меня непростые отношения с книгами — я читаю их сразу много, нелинейно и совсем не всегда дочитываю. Разобраться с этим явлением, поставить диагноз и назначить лечение я попробую в отдельном посте. А пока лишь поразмышляю о художественной литературе. В некоторые моменты жизни я вообще не читал художественную литературу, предпочитая научпоп, исследования и изредка биографии. Такая литература казалась мне практичной и полезной, на её фоне романы казались пустой тратой времени.

Однако теперь я своё мнение изменил и стараюсь в свой читательский рацион включать и художественную литературу (как на русском, так и на английском). Причин тому несколько. Читать романы просто приятно, а времени на это уходит не так и много (хорошо проработанная публицистика требует куда больше времени и усилий на осмысление).

Хороший роман — это отличная тренировка эмоционального интеллекта, способности понимать эмоциональное состояние другого человека. Ситуации подаются с позиций разных героев, воля-неволей начинаешь конструировать модель внутреннего мира другого человека. Если смотреть на чтение с прагматической точки зрения, то можно рассматривать художественную литературу как ментальный тренажёр. Чтение романов рекомендуют в качестве профилактики болезней мозга, связанных со старением. Существуют даже курсы для топ-менеджмента, обучающие лидерству через литературу — в подкасте HBR недавно был эпизод о таком курсе в Гарвардской школе бизнеса.

Впрочем, по-моему, совсем не обязательно искать немедленное применение всему, что вы делаете — изучение свободных искусств, частью которых в современной интерпретации является и литература, например, не предполагает их немедленного практического применения, но имеет своей целью общее развитие личности.

Конечно, не всякая литература хороша в качестве ментального тренажера и не всякий роман развивает эмоциональный интеллект. Если продолжать сравнение мозга с мышцей, то, как и мышцу, нагрузку на мозг нужно постепенно, но неумолимо увеличивать. Как говорит мой тренер: «Для того, чтобы мышца росла, её необходимо доводить до шока». Проку от быстрорастворимой беллетристики не будет. Нужен серьёзный материал для работы, сложные книги, сложные сюжеты, неоднозначные взаимоотношения героев.

Культура вопроса и обсуждения

Периодически бываю на мероприятиях, которые предполагают ту или иную степень вовлеченности аудитории: можно задать вопрос, оставить отзыв, поучаствовать в обсуждении. И всякий раз замечаю, что если правила заранее не озвучены, то вопрос обязательно превратится в высказывание, а выражение точки зрения – в бессодержательный монолог.

Какой чудовищный стыд я испытал за господина, пытавшегося «задать вопрос» Брайану Ино на его лекции в Петербурге 3 года назад! Естественно, никакого вопроса псевдоинтеллектуальный бубнёж, понятный едва ли самому высказывающемуся, не содержал. Зато показал, как не уверен вопрошающий в себе, как хочет покрасоваться, блеснуть перед публикой знаниями, погреться в лучах чужой славы, показать, что мы-то не хуже, мы тоже можем!

Не скрою, в юности я тоже так делал, но со временем стал чуть умнее. Как-то сами собой сформировались следующие правила.

О вопросах. Перед тем как задать вопрос, спроси себя: действительно ли я хочу услышать ответ? Или я делаю это для того, чтобы постимулировать собственное эго, привлечь к себе внимание? Если ответ на последний вопрос положительный, задавать вопрос нет смысла – скорее всего, ответ на него я всё равно не услышу. Обычно определить истинное намерение я могу по реакции тела, эгоистические позывы отдаются вполне определенным образом.

Если намерение правильное и я действительно хочу получить реакцию и знания другого человека, я стараюсь сформулировать свой вопрос максимально кратко. Хороший вопрос укладывается в одно предложение. Лучше, если вопрос будет один (не всегда спикер способен удержать в памяти больше, особенно если его ответ затягивается).

О высказываниях. Длина высказывания на публике должна быть пропорциональна количеству участников. Если вы не один из специальных гостей или не признанный эксперт в обсуждаемой области, вряд ли ваше высказывание стоит растягивать более чем на 1-2 минуты. Я всегда думаю о суммарном времени, затраченном всеми участниками обсуждения и стараюсь ценить его. Я лучше промолчу, чем попытаюсь высказать что-то, насчёт чего не успел толком подумать. Мысли вслух могут быть уместны в определенном контексте, но не на широкой и разнородной публике. Непрошеный оратор на лекции Ино украл 5 минут жизни у 500 человек, ничего не дав взамен. По-моему, это вероломный поступок.

Похоже, что навыки ведения здоровой дискуссии и задавания вопроса связаны с развитием эмоционального интеллекта, понятием об этике коллективного общения. Этический фреймворк в общем-то простейший: ставьте себя на место других, это «золотое правило нравственности». Впрочем, для его претворения в жизнь нужна ещё и трезвая самооценка, а это не всегда возможно.

Об инструментах

Инструменты занимают немаловажную роль в жизни современного человека. Да что уж там – Теренс Маккена в одной из лекций рассказывал о теории возникновения сознания, противоречащей его собственной, согласно которой homo sapiens стал тем, чем стал благодаря использованию в охоте камней. Якобы бросок камня требовал таких расчётов и связанных с ними мыслительных способностей, что образованный в результате развития данного навыка когнитивный избыток привёл к появлению языка со всеми вытекающими последствиями. Существует философская концепция homo faber, описывающая человека как изготавливающего орудия.

Поэтому я стараюсь к инструментам относиться максимально серьёзно. Во-первых, как следует их изучать. Если инструмент новый – выделить время и вникнуть в основные концепции, научиться работать с основными функциями. Если инструмент старый и казалось бы хорошо знакомый (например, Фотошоп) – поискать новые способы делать уже привычные вещи. В Фотошопе, как и во многих других достаточно продвинутых средах, всегда есть минимум два способа сделать одно и то же. В этом смысле здорово помогают видео, в которых опытные пользователи софта делятся своими трюками и ноу-хау – таких сейчас хватает на Ютубе. Иногда хорошо посмотреть профессиональные видео-инструкции (такие как у Lynda.com) – опытные преподаватели могут здорово изменить представление о продукте. Например, я уже несколько месяцев пользовался Иллюстратором, но только начав смотреть курс по пакету понял его «скульптурную» концепцию работы с графикой (вы создаёте основу и отсекаете от неё лишнее, а не собираете большее из меньших кусочков).

Во-вторых, всё время пробую новые инструменты. Это и тренирует ментальные мышцы, и позволяет постоянно совершенствовать процесс производства. А значит потенциально повышать производительность и прибыльность бизнеса. Ладно, это не всегда работает так буквально, но возможный экономический смысл в этом есть. Технический пример из области веб-разработок: начинаем работу над новым проектом, решаем использовать CSS-препроцессор (cкажем, LESS). Изучаем, используем, понимаем все плюсы и минусы. В следующем проекте пробуем уже другой препроцессор (SASS). В следующем – Stylus. Параллельно изучаем методологию BEM, пытаемся использовать с каждой из технологий. В следующем проекте начинаем использовать Grunt для автоматизации задач. И так далее.

На каждом проекте тратим несколько часов на то, чтобы изучить технологию или инструмент, но на всех последующих проектах можем благодаря новым знаниям сэкономить гораздо больше времени и сил. К слову, знания об инструментарии теоретически можно продавать – консультировать и обучать другие бизнесы, которые не готовы тратить ресурсы на исследования и тестирование новых инструментов (я такую услугу предлагаю, но пока что никто не купил).

Другой пример: для одного проекта мы детально изучали и писал обзоры нескольких текстовых редакторов (сервисов вроде Draft, мобильных и десктопных приложений). Чтобы лучше справиться с задачей и получить полноценный опыт и навык работы с инструментом, текст обзора мы писали в обозреваемых редакторах. В результате и обзоры выходят более полные, и навык работы с продуктом остаётся (к примеру, я узнал много нового о казалось бы простейшем редакторе iA Writer).

Ну а в-третьих, инструменты можно и нужно создавать под себя – иногда это быстрее и проще, чем искать готовые или модифицировать уже имеющиеся. Это в первую очередь применимо к «работникам умственного труда», но к счастью не все ещё утратили навык работы с физическими материалами. Всё ещё есть люди, способные сделать своими руками стол, стул и другие инструменты первой необходимости – я видел таких собственными глазами.

Но самое важное – это инструмент время от времени осознавать. Всегда, конечно, осознавать его невозможно и даже вредно (мастерство предполагает определенную степень слияния с инструментом и даже включение его в телесный образ). Периодическое же осознание даёт возможность для более качественного и осмысленного взаимодействия с инструментом, при котором он становится максимально полезным в достижении целей.

Риторика

У меня в августе что-то вроде нехитрого челленджа (увы, нет в русском языке адекватного аналога этого слова, русский «вызов» лишён исходных коннотаций) — писать в блог каждый день. По этому поводу разбираюсь с заметками, которые уже долго лежат в черновиках.

Слушаю уже третий по счёту курс профессора Майкла Драута. Драут — специалист по англо-саксонской поэзии, среднивековой литературе и английскому языку. Сейчас я слушаю курс Understanding Poetry, до этого освоил курс по грамматике — и про то, и про другое уважаемый профессор рассказывает чрезвычайно увлекательно. Чувствуется, что настоящий гик, искренне увлечён своим делом и умеет свой интерес передать.

Первый же курс Драута, с которого я начал своё знакомство — A Way With Words: Writing, Rhetoric, and the Art of Persuasion, посвящен риторике. И если я что-то полезное из этого курса извлёк, так это представление о том, что такое плохая риторика. По определению Драута, плохая риторика — такая, которая отключает мышление слушателя. Часть риторических приёмов нацелена именно на это.

Не хочешь говорить о проблеме? Перефразируй так, чтобы она не звучала как проблема. Нет фактов? Скрой их отсутствие общими фразами без содержания. Есть один факт в поддержку одного мнения и несколько в поддержку противоположного? Употреби перед изложением этого факта «общеизвестно», «научно доказано» и т.д.

Ничего не напоминает? Да, именно так говорят и пишут политики. Их риторика плоха, потому что её цель — не совместный со слушателем или читателем поиск истины, а собственный интерес, программа, точка зрения. Проблема в том, что на нетренированный ум, не обученный логике, риторике и навыкам критического мышления, даже самые избитые классические приёмы работают — человек перестаёт думать.

Именно поэтому любое государство, заинтересованное в дееспособных и мыслящих гражданах, должно включать риторику (и логику, которая является её неотделимой частью) в школьную программу.

Кстати, ищу в Петербурге преподавателя риторики. Судя по этому ролику (это СПбГУ!), задача непростая.

Феодальная безопасность

Bruce_Schneier

Уильям Гибсон ретвитнул ссылку на отличную лекцию Брюса Шнайера (Bruce Schneier) в Гугле. Брюс занимается компьютерной безопасностью, на встрече он рассказывал про тенденции в этой области. В частности, про то, что мы больше и больше доверяем в вопросах безопасности, о которой в принципе не очень привыкли заботиться, поставщикам оборудования и услуг.

Мы пользуемся устройствами, над которыми имеем удивительно мало контроля: Киндл без спроса устанавливает новые прошивки, айфоны не позволяют удалить куки или даже поставить дополнительный софт для этого и т.д. Джонатан Зиттрейн называет такие устройства «привязанными» (tethered device) и видит в этом большую опасностью, Шнайер чуть более взвешен и видит только экономическую причину в таком поведении вендоров.

Мы пользуемся облачными сервисами: почта, социальные сервисы, проектный менеджмент и т.д., полностью доверяя вопросы безопасности их провайдерам. Причин этому много: удобство, автоматизация, избыточность, однако, отмечает Брюс, такого уровня доверия провайдерам услуг не существовало никогда. Фейсбук стал посредником всех наших социальных взаимодействий, Гугл знает о ваших интересах больше, чем ближайшие родственники. Но это компромисс, на который большинство людей идут без особых раздумий. Мы верим, что поставщики будут обращаться с нами хорошо и защитят от опасностей. Для большинства из нас нет и реальных альтернатив.

Получившуюся среду Брюс назвал феодальной безопасностью. Мы, пользователи, даём клятву верности могущественной компании, которая, в свою очередь, обещает нас оберегать. Средневековый феодализм, добавляет Брюс, сформировался в среде, полной опасностей, в которой для выживания был необходим кто-то более сильный, чем вы сам. Политическая система была довольно сложной и представляла из себя ряд иерархических отношений. Обязательства были у обеих сторон. И, по наблюдению Шнайера, именно такая система становится распространенной в наши дни.

У неё есть свои преимущества: облачные сервисы предоставляют бОльшую безопастности, чем большинство людей смогли бы обеспечить себе сами. Для них провайдеры повышают уровень безопасности, но для более продвинутой аудитории они же этот уровень понижают.

Шнайер в лекции развивает идею и отвечает на ряд вопросов, рекомендую посмотреть видео (оно с качественными субтитрами):

А для тех, кто не любит post-literate форматы передачи знаний я выложил транскрипт в виде текстового файла.

AdBlock и фильтрация рекламы

Я сдался и поставил AdBlock. Я никогда не делал этого потому, что считал, что тем самым могу навредить издателю, для которого показ рекламы — основной источник дохода. Фильтруешь рекламу — и вроде бы уменьшаешь вероятность того, что интересный тебе ресурс продолжит существовать. Я сам занимался издательской деятельностью и понимаю, насколько непросто зарабатывать на контенте онлайн. Однако я всегда считал, что отношения между издателем и читателем должны быть построены на взаимном уважении, и в последнее время этого уважения к себе как к читателю я вижу всё меньше.

Понятно, что рекламодатель в интернете сталкивается ровно с теми же проблемами, что и на телевидении: зритель вырабатывает толерантность к рекламным сообщениям; приходится экспериментировать с формой и содержанием, неизбежно увеличивая «громкость», насыщенность и интенсивность каждого послания (умолчим о подмене содержания спекуляциями с эмоциями).

В интернете пользователь вырабатывает «баннерную слепоту», учится игнорировать всё новые форматы рекламы — и рекламодателю приходится выкручивать «громкость» рекламного сообщения до предела: создавая рекламные форматы, без просмотра которых невозможно начать чтение или просмотр контента и, что раздражает ничуть не меньше, манипулируя содержанием рекламы.

К примеру вот так выглядит «партнёрский» блок на polit.ru:

Реклама на polit.ru

Polit.ru — уважаемый ресурс, я с удовольствием смотрю и читаю устраиваемые ими публичные лекции, в прошлом году участвовал в организованном этим ресурсом круглом столе, но каждый раз, открывая сайт, я вынужден видеть подобные «жёлтые» заголовки. Я понимаю, что обмен трафиком важен, но всё же стоит иногда задумываться о качестве этого трафика и о том самом уважении к читателю.

А пока интересные мне сайты будут пользоваться правом не учитывать эстетические предпочтения своих читателей, я буду пользоваться своим правом фильтровать их содержимое. Пока что я делаю это в ручном режиме: использую AdBlock, а не AdBlock Plus, и вырезаю только то содержимое, которое меня раздражает. Я никогда не буду фильтровать блоки сети The Deck — потому что реклама в ней лаконична, правдива и эстетически приятна, она сделана с уважением ко мне и к рекламодателю.

Брет Виктор о будущем программирования

Брет Виктор устроил на конференции DBX замечательное шоу — «перенёсся» на 40 лет назад и используя только знания, доступные в 1973 (и доступные тогда технологии — кодоскоп, который, кажется, преждевременно вышел из употребления) сделал несколько «предсказаний» о будущем программирования — и все они, конечно, не сбылись.

Слайды и дополнительные материалы.

Например, о внешнем виде среды разработки. 40 лет назад программист работал с панч-картами или телетайпом, который отправлял текст на мейнфрейм, ни о какой среде разработки говорить не приходилось, подключение к компьютерам дисплеев было в новинку, и никто не знал, как может выглядеть работа на них. Поэтому фантазия программистов была ничем не ограничена, и многие предложенные тогда концепции опередили время — например, многопанельная среда разработки Smalltalk, про которую рассказывает Брет.

То же про устройства ввода, протоколы и API, и про работу с многопроцессорными компьютерами. Брет в конце говорит о том, что «будет» очень жаль, если программисты «будущего» не только не будут пользоваться идеями, возникшими тогда, когда никакой концепции «современного» компьютера ещё не было, но и не будут о них знать, а будут работать в рамках парадигм и алгоритмов, придуманных до них, не пытаясь их переосмыслить.

Похожую мысль много лет подряд высказывал Андрей Горохов об электронных музыкантах, которые, не смотря на всю кажущуюся свободу, которую им дали компьютерные секвенсоры и виртуальные инструменты, всегда остаются в рамках тех возможностей, что алгоритмически заложены в программное обеспечение.

Интересное наблюдение есть в нашумевшей статьей Are coders worth it?: современный программист — не инноватор, а читатель инструкций и руководств. Чем аккуратнее и тщательнее читаешь инструкции — тем выше ценишься на рынке труда.

Мы все превращаемся в пользователей инструментов, которые проще и экономичней не переосмысливать и не менять десятилетиями.

Raum7 — последние проекты

В этом блоге я довольно мало пишу про проекты, которые мы делаем как Raum7. Исправляюсь.

Самый последний реализованный проект – интернет-журнал о мобильных технологиях Apparat. Проект запустил Артём Игнатьев, который раньше занимался The Village в Петербурге. Для Аппарата мы разработали техническую платформу – адаптировали под нужды редакции WordPress, с которым мы работаем уже много лет и который, на наш взгляд, почти идеально подходит для контент-проектов (а некоторые даже выстраивают процессы издания бумажных газет вокруг WordPress). Дизайн данного проекта разрабатывался командой Аппарата.

WordPress в версии 3.6 обещает добавить ещё и несколько интересных инструментов для совместной работы (а в далее – ещё и editorial flow), плагины для облегчения отслеживания изменений выпускают даже New York Times.

В работе над Аппаратом мы использовали ряд новых для себя технологий:

  • Grunt и grunticon для работы с SVG (практически вся служебная графика на проекте – векторная, то есть смотрится одинаково хорошо на экранах с любым DPI, при этом благодаря grunticon браузеры, не поддерживающие SVG, получают PNG).
  • Coffescript для оптимизации работы с Javascript
  • LESS для организации CSS-кода (с LESS мы работаем давно, но в этом проекте удалось лучше оценить все достоинства и недостатки технологии – дизайн в процессе менялся несколько раз и будет меняться ещё, правильная организация кода была довольно важным аспектом).

Немало внимания мы уделили оптимизации скорости работы сайта – это критичный аспект юзабилити сайта. Сейчас по оценке Pagespeed Insights сайт получает 92 балла из 100 возможных, при этом ощутимая часть «замечаний» приходится на долю виджетов соцсетей (это отдельная и не очень весёлая тема). Тут и кэш, и оптимизаци сервера, и, конечно же, вёрстка и оптимизация файлов. Простор для усовершенствований имеется (perfection is a moving target), но для текущего состояния проекта производительность неплохая.

Конечно же, не забыли мы и поддержке мобильных устройств – сайт имеет 2 состояния, одно из которых заточено под устройства с разрешением 480 точек и меньше по горизонтали.

Немало интересных решений было и на стороне Wordpress – всевозможные шорткоды для облегчения работы редакции, плагины для работы галереи (мы используем Фотораму), и так далее – но в технические детали я вдаваться не стану.

Проект мы помогли запустить и продолжаем поддерживать и развивать его в настоящее время.

Ещё один проект, про который я хочу рассказать – сайт юбилейной Недели Германии в Петербурге (заказчик – Консульства Германии в Петербурге). Под нужды этого двуязычного информационного ресурса мы также адаптировали WordPress (который, к слову, очень понравился заказчику). Как и в случае с Аппаратом, мы позаботились о пользователях мобильных устройств (и, как показала практика, не зря – более 10 процентов посетителей зашли на сайт со своих смартфонов). Скорость и тут была для нас в приоритете (PageSpeed Score – 95 из 100) – было понятно, что часть посетителей будет загружать сайт через 3G, а то и Edge.

Дизайн сайта – Ульяна Кудина (Raum7), фирменный стиль Недели Германии – Марк Калинин.

Если вам или вашей компании необходим современный, быстрый и удобный сайт с поддержкой мобильных устройств (адаптивной вёрсткой) – будем рады помочь, пишите: hello@raum-7.com.

Про Твиттер, Фейсбук и рекламу

Сегодня представители Твиттера анонсировали, что с этого дня рекламная платформа сервиса доступна для любого пользователя системы. Продвигать свои твиты предлагается не только бизнесам разной величины, но и обычным пользователям, желающим усилить свой «персональный бренд». Об этом пишет The Verge, однако в России сервис пока что не работает.

Твиттер, вслед за Фейсбуком, который предлагает «спонсировать» записи, а также платить за сообщения пользователям, не состоящим в друзьях, двинулся в направлении информационного b2c. Это хорошо потому, что бизнес-модель сервиса становится более понятной и диверсифицированной (ведь крупные бренды могут в одночасье передумать покупать рекламу в социальных медиа). Мы, вероятно, в ближайшее время не станем свидетелями его закрытия (привет, Google Reader, привет, закрывшийся сегодня же Posterous).

Не очень хорошо это потому, что

  1. рекламы очевидно станет больше

  2. закрепится созданная Фейсбуком норма смешения пользовательского контента и рекламного

  3. экономическая элита получит расширенный доступ к инструментам нетократии (впрочем, эта концепция вызывает у меня сомнение, т.к. в Твиттере самые главные нетократы — политики и звезды шоу-бизнеса).

Ещё одним положительным аспектом увеличения рекламного прессинга Твиттера мне видится в том, что больше шансов на выживание появляется у сетей вроде App.net или Diaspora. App.net — платная ($5 в месяц) сеть без рекламы, похожая и на Твиттер, и на Фейсбук одновременно, открытая для сторонних разработчиков и позволяющая в любой момент экспортировать ваши данные. Если Эпп.нету удастся удержать качественное коммьюнити (сейчас там, как и на первых порах Твиттера, it-тусовка Кремниевой долины), то она может стать первой успешной платной и при этом открытой соцсетью в истории интернета.

По случаю, мой профиль на App.net: @glebkalinin.

Бэзос и поддержка семьи

Джеф Бэзос

Посмотрел пару интервью с Джеффри Бэзосом, создателем Амазона. После ухода Джобса он один из самых интересных предпринимателей-визионеров. (И тот еще фрик, судя по всему.)

Интересно, что в Амазон на самом раннем этапе проинвестировали его родители, которые полностью поддерживали его решение заняться предпринимательской деятельностью, равно как и его жена (на тот момент у Джефа была стабильная хорошо оплачиваемая работа, а ушел он, не дождавшись годового бонуса). Родители вложили в проект несколько сотен тысяч долларов, все свои сбережения. Бэзос предупреждал их, что они могут потерять эти деньги с вероятностью в 70 процентов, но они все равно решились поддержать идеи сына. Сам предприниматель говорит, что оценка успешности мероприятия в 30 процентов была очень высокой - на самом в деле даже в те золотые времена шансы на успех у стартапа были не больше 10%.

История интересна как иллюстрация очевидного факта: поддержка семьи — это очень важно. У очень многих успешных людей она была в той или иной форме: кого-то просто подбадривали, кому-то отдали под офис гараж, кого-то снабдили необходимыми знаниями и знакомствами. А здоровые взаимоотношения в семье — это один из самых важных факторов академической и карьерной успешности человека (нет необходимости говорить про эмоциональную жизнь). Безусловно, найдутся примеры тех, кто достиг всего вопреки и даже назло, но думаю они окажутся исключением из общего правила.

Про дебаты

Вчера натолкнулся на симпатичный сервис для ведения дебатов под названием Wrangl. Он позволяет визуализировать аргументы и контраргументы, устраивать голосования и так далее.

Wrangl

Однако основная проблема такого решения принципиального характера. Эдуард Де Боно как-то сказал, что Западу уже хватит споров, риторики и аргументации, нацеленной на то, чтобы доказать, что кто-то прав, а кто-то — нет. Нам нужно учиться интеграции знаний, синтезу, а не отстаиванию своего мнения, которое не может быть абсолютно верным. Инструменты же, подобные Wrangl, хоть и могут быть полезными на каком-то этапе (помогают быстро разобраться в аргументации сторон), всё же по сути закрепляют двойственный, неинтегральный взгляд на мир.

Про электронную почту, Gmail и идеологию интерфейса

На неделе Гугл сделал новый интерфейс Gmail фактически обязательным к применению. Я перешёл на него ещё давно, т.к. знал, что переход неизбежен (да, ещё один пример того, как здорово жить в мире SAAS). Только по количество недовольных высказываний я узнал о том, что теперь с этим придётся жить всем.

Основное недовольство вызывает новый интерфейс создания письма. Окошко совсем маленькое, находится в правом углу, большинство контролов спрятано (по данным компании, очень маленький процент пользователей хоть как-то форматировал письма), даже привычные поля CC/BCC нужно вызывать отдельно (Ctrl+Shift+C, Ctrl+Shift+B и ⌘+Shift+C, ⌘+Shift+B соответственно).

В заметке на Fastcodesign подробно разбирается причина такого измнения. Ещё 5 лет назад email конкурировал только с SMS, сейчас же это социальные сети, iMessage, WhatsApp. Электронная почта теряет популярность, по данным Pew только 6% американских подростков ежедневно пользуются ей для общения с друзьями (против 29% ежедневных пользователе соцсетей и 63% на долю коротких текстовых сообщений).

Гугл пытается изменить отношение к электронной почте. Располагая окно создания нового сообщения в правом нижнем углу, там, где традиционно находится чат – пространство без формальностей, сложных ритуалов приветствия и общения, место, где вообще должно быть легко и весело, Гугл пытается показать, что и email может быть таким же простым, коротким и лёгким. Таким же, как чат, смс, сообщение в iMessage или на Фейсбуке.

Для меня вся история отлично иллюстрирует тезис Нила Постмана о том, что технология несёт с собой идеологию. Дизайн продукта несёт с собой и идею того, что при его помощи можно и нужно делать. Дизайн университетской аудитории предполагает, что множество людей будет слушать одного говорящего, делать это сидя (потому как длительное время) лицом к говорящему. Дизайн iPhone предполагает, что всё программное обеспечение пользователь будет приобретать через централизованный магазин, отдавая 30% с покупки компании. Дизайн маленького окошка располагает к написанию коротеньких писем в режиме многозадачности (их можно писать по несколько штук сразу).

Пакет молока

3041499164_0107a2d98d_b

Photo Credit: blackaller via Compfight cc

В книге I of the Vortex Рудольфо Льинас приводит пример чего-то, что большинство людей не задумываясь делает каждое утро: берёт пакет молока (или чего-то другого) из холодильника. Для того, чтобы успешно осуществить это действие, для начала нам потребуется более-менее правильно оценить вес пакета, то, насколько он скользкий и полный, а после приспособить хватку пальцев и подъёмное движение в соответствии с нашими выводами. Наклоняя пакет, чтобы налить молоко, нам необходимо предсказать, сколько силы приложить, дабы удержать баланс. Мы начинаем операцию с предварительной, т.н. премоторной оценки движений, которые могут потребоваться, а после вносим постоянные корректировки в движения мышц в ходе процесса, в соответствии с информацией, постоянно поступающей в наш мозг из нервной системы.

Ян Зондерквис, Александ Бард. «Трилогия Футурика».


По-моему, прекрасная иллюстрация того, насколько сложно устроен мир, насколько удивительные явления мы принимаем за простые и естественные. (С этого места продолжить про желание простого мира, premature cognitive commitment и метаболическую экономию.)

Черновик для интернета

Я давно интересуюсь текстовыми редакторами, в том числе и онлайн (да, это увлечение инструментарием будто заменяет само письмо). Писать более-менее длинные тексты в браузере не очень удобно, особенно когда это касается небольших форм создания записей и комментариев в блогах и соцсетях. Далеко не все сервисы беспокоятся о том, чтобы сохранить написанное в случае ошибки (вылевеший браузер, «отвалившийся» интернет и т.д.). Хотя технически сохранять все введенные пользователем данные вполне возможно. Ввод данных на компьютерах и других устройствах всё ещё представляет из себя весьма трудоёмкую операцию (распознавание речи на языках, отличных от английского, оставляет желать лучшего), их сохранение для любой системы должно являться задачей особой важности, однако в действительности об этом думают недостаточно. Помимо надёжности стоит и вопрос удобства — формы обычно маленькие, не всегда увеличиваются по мере набора текста, редактурой в маленьком окошке заниматься не очень удобно.

Интересный вариант решения проблемы предложил сервис Draft. Это минималистичный онлайн-текстовый редактор с поддержкой разметки Markdown и группового редактирования, внешне сильно напоминающий iA Writer (и десятки клонов оного). На днях в дополнение к сервису было выпущено расширение для Google Chrome, позволяющее использовать сервис для редактировения любых форм онлайн (будь то блог, комментарий, обновление в соцсети или заявка на сайте госуслуг).

Работает это так:

Вы активируете элемент формы, в котором хотите написать текст, жмёте на кнопку расширения, выбираете, создатите ли новый документ или воспользуетесь заготовкой:

После этого редактируете текст на сервисе (используя все его возможности, включая markdown и сохранение версий), а по готовности вставляете текст обратно в форму:

Увы, пока что сервис не очень дружит с русским языком и с юникодом в целом, однако надеюсь автор в ближайшее время это поправит.

Слои иллюзии

Сперва искусство представления. «Иллюзия (1) — это то, ради чего все мы, соглядатаи, здесь собрались: люди за стеклянным экраном только изображают невежесто. Они прекрасно знают, что мы там. Этот же факт есть и в умах тех, кто за вторым слоем стекла, линзами и мониторами, при помощи которых техники и организаторы применяют немалую искусность, дабы метать в нас изображения.

То, что мы видим — вовсе не украдено, оно предлагается — иллюзия (2). Иллюзия (3) и то, что мы видим через обрамленное стекло — это не люди в реальных ситуациях, которые происходят или вообще могли бы происходить без сознания Аудитории.

К тому же (4), мы не вполне даже видим «героев»: это не майор Фрэнк Бёрнс, жалкий болван с раздутым самомнением из Форт-Уэйна, Индиана; это Ларри Линвилль из города Охай, Калифорния, актёр, достаточно стоический для того, чтобы выносить тысячи писем (до сих пор приходящих пачками) от псевдо-соглядатаев, ошибочно бранящих его за то, что он болван.

И если (5) это не достаточно безумно для вас, в конечном счёте мы наблюдаем не актёров, и даже не людей: это электромагнитные аналоговые волны и ионизированные потоки, и химические реакции на заднем стекле, выбрасывающие фосфены в сетки точек, не более живых, чем импрессионисткое «высказывание» Сёра об иллюзии восприятия. Боже мой! И (6) эти точки исходят из нашей мебели, всё, за чем мы подглядываем — наша мебель; наши собственные стулья, лампы и переплёты книг остаются в поле зрения, но невидимыми взгляду, в то время как мы созерцаем «Корею» или «в прямом эфире отправляемся в Амман, Иордания», или считаем мягкие стулья и шикарные корешки книг в «доме» семьи Хастебл иллюзорными намёками на то, что это какой-то домашний интерьер, оболочку которого мы хитро, незамеченными, нарушили. (7) и (8) и иллюзии до бесконечности.

Дэвид Фостер Уоллес. E Unibus Pluram: Television and US Fiction

via

Нью-Йорк Таймс экспериментирует с комментариями

Полезность комментариев на новостных сайтах всегда была под вопросом. В статье о выборах нового Папы сайт Нью-Йорк Таймс начал экспериментировать с формой комментариев. Вместо традиционного текстового поля газета предлагала комментатору выбрать эмоциональную окраску сообщения (позитивную или негативную, удивлённую или неудивлённую), а также отметить, является ли он католиком. Часть вопросов, соответственно, относится непосредственно к статье. Текст комментария при этом был ограничен 100 словами вместо обычных 800. Комментарии, что немаловажно, были достаточно быстро закрыты (статья от 13-го, 15-го добавить новый комментарий уже нельзя). За время, что они были открыты, их набралось 3240 штук. На сайте комментарии можно фильтровать по эмоциональной окраске и религиозной принадлежности автора (правда комбинировать фильтры, чтобы получить, например, все негативно-удивлённые отзывы от католиков, нельзя).

Интересный подход, благодаря которому можно получить гораздо более структурированные данные, а также направить дискуссию в определенное русло. К тому же по заверениям представителей газеты такие комментарии легче модерировать.

Впрочем, вводить такие комментарии ко всем статьям Таймс не планирует, оставляя их для специальных случаев. А вот сервис вроде Disqus, Livefyre и Hypercomments могли бы предложить нечто подобное на платных аккаунтах.

via www.niemanlab.org

Мысли, навеянные закрытием Google Reader

Гугл анонсировал, что закрывает Google Reader. Аргументируют тем, что пользоваться им стали гораздо меньше (что в случае продуктов Гугла означает, что у сервиса может быть сотни тысяч активных пользователей) и тем, что бросают силы на новые продукты. Ничего удивительного, учитывая, что раньше они уже открутили у Ридера ручки да ножки — всю социальную составляющую, а до того позакрывали не один сервис, в том числе и только что купленный (что-то, к счастью, отправилось в open source, но не во всех случаях компания готова на такие красивые жесты).

Ничего уникального в Гугле нет (можно вспомнить Yahoo и продажу Delicious с печальным для активных пользователей сервиса исходом), но самое время поразмышлять о сложившейся системе в общем.

Многие люди привыкли слепо доверять технологиям, не задумываясь о том, как они устроены, кто за них платит и каковы отрицательные стороны их использования. В какой-то момент все побежали с криками «Ура! Сервисы! SAAS! Переезжаем в веб!». Я тоже побежал (и бегу, не сбавляя темпа, привет Gmail!). Все думали и продолжают думать, что раз это Гугл, Фейсбук или другая большая компания, она всегда будет готова поддерживать сервис на плаву, заботиться о сохранности наших данных «в облаке». Если к маленьким стартапам ещё возникают вопросы, то гиганты IT-индустрии наверняка придумают, как монетизировать сервис (они же наверняка анализируют наши данные и продают их задорого!), а если не придумают, то смогут его субсидировать (это же Гугл! Чего ему стоит!).

Но оказывается, что это бизнес. У бизнеса меняется менеджмент, приоритеты, перестают работать модели монетизации, от бизнеса уходят специалисты и т.д. Никто не гарантирует, что тот или иной сервис не закроется, анонсировав этот факт за несколько дней (совсем недавно именно так поступил Memolane).

Даже если сервис независим от крупных компаний, выглядит коммерчески успешным, он в любой момент может быть куплен крупной компанией (а они умеют делать заманчивые предложения) и закрыт.

У SAAS, программного обеспечения как сервиса, безусловно масса преимуществ. Не нужно задумываться о его администрировании, настройке рабочих мест, обновлениях. Поддержку предоставляет (если повезёт) разработчик сервиса. Всё что нужно — только компьютер с современным браузером и подключением к интернету.

Но все эти плюсы в любой момент могут оказаться и минусами, когда важные бизнес-процессы или процессы вашей личной жизни оказываются в зависимости от кого-то ещё.

Безусловно, Гугл Ридер не являются топовым продуктом компании. Он интересен специфической аудитории, обладающей определенными минимальными навыками работы с информацией, и желающей эту информацию хотя бы как-то организовывать. Конечно, простому человеку проще читать поток в социальной сети, и ничего страшного, если что-то из обновлений интересного блога пройдёт мимо. Интернет — он уже не для гиков, которые хотят всё настраивать и контролировать, он для всех. Для всех, у кого не времени и желания вникать и разбираться, а хочется включить и развлекаться, оставаться на связи, общаться.

Я и сам практически не читал RSS, получая большую часть информации из Твиттера. Однако стоит помнить, что и Твиттер, и Фейсбук, и Вконтакте — это тоже SAAS. Как эти продукты будут вести себя в будущем — неизвестно. Равно как неизвестно, будут ли они существовать через n лет. Too big to fail — не аргумент, достаточно вспомнить историю MySpace (и уповать на то, что люди, занимающиеся интернет-бизнесом сейчас немного лучше понимают то, чем они занимаются). RSS всё ещё самая удобная технология для автоматизированного обмена информацией, которую никогда не сможет заменить неструктурированный твит в 140 символов и обновление на странице в соцсети. (Судьба «хороших» технологий — это тема для отдельного обсуждения.)

По поводу смерти Гугл Ридера многи стали собирать ссылки на сервисы, способные его заменить (после «смерти» Delicious я, например, перевёз свои закладки на pinboard.in, чем вполне доволен). Вот небольшой список альтернатив, который мне удалось собрать:

  • Fever. Не сервис, но платный (30 долларов) продукт, работающий на вашем сервере. Автор — Шон Инман, известный веб-разработчик. Сервис не только собирает ваши подписки, но и пытается выделить самые важные из записей, назначая им «температуру».
  • bazqux.com — сервис умеет показывать комментарии к постам, а также полный текст даже тех записей, авторы которых отдают в RSS только заголовки — благодаря интеграции с Readability.
  • The Old Reader/ — симпатичный отечественный продукт с интеграцией с Фейсбуком и социальной составляющей
  • Feedly — я всегда рассматривал Фидли как надстройку над Google Reader (у них приятное приложение для айпада), однако, как выяснилось, это самостоятельный сервис, на который можно переехать из Ридера

(Список будет дополняться. И надо бы не забыть написать про инструменты поиска контента.)

Человек как сообщество

Интересную мысль почерпнул в записи панельной дискуссии о городах с участием Александра Барда (о котором чуть позже). Одна из участниц рассказала о взгляде на человека как на сообщество: микроорганизмов, бактерий, вирусов. Мысль эта интересна как иллюстрация того, что представление человека о самом себе постоянно трансформируется, и метафоры, которыми человек себя описывает, связаны с активно развивающимися технологиями. Человек как часы или механизм, человек как компьютер, теперь человек как информационная система, человек как сообщество или сеть. По опыту видно, что у таких метафор ограниченный срок годности, однако постепенно они становятся более объемными и широкими. И в любом случае помогают по-новому поставить рамку, переформировать модель самого себя.

В интернете никто не знает, что ты собака

На прошлой неделе мы запустили новый проект On the internet. В этом блоге мы постараемся собрать статьи, авторские переводы, цитаты из книг, видео и аудио, которые помог взглянуть на феномен интернета с высоты птичьего полёта. Мы пытаемся осмыслить, что это такое, и для этого смотрим на историю этой технологии и культурного феномена.

Первая публикация – перевод замечательной статьи Дугласа Адамса «Как перестать беспокоиться и начать любить интернет». Статья впервые вышла в 1999, и хотя Адамс не дожил до IPO Фейсбука и никогда не услышит о web 2.0, во многом идеи, изложенные в материале, актуальны до сих пор.

Так много людей жалуется, что в интернете полно мусора, или что в нём господствуют американцы, или что не нужно доверять всему, что вы читаете в вебе. Представьте, что вы пытаетесь применить такую критику к тому, что слышите по телефону. Конечно, вы можете «доверять» тому, что люди говорят вам через веб, не больше, чем вы «доверяете» сообщаемому через мегафоны, почтовые открытки или рестораны. Вырабатывать социальную политику относительно того, кому и почему вы можете доверять – это то, для чего, вполне буквально, развилась большая часть нашего мозга. По какой-то сумасшедшей причине мы отключаем этот естественный скепсис, когда имеем дело с любым медиа, требующим для своего существования большого объема работы и ресурсов, или медиа, которому мы не можем без труда возразить – такому как газеты, телевидение или гранит. Отсюда «высеченный в камне». Нас должно волновать не то, что мы не можем доверять тому, что читаем в интернете – естественно, мы не можем, это всего лишь разговоры людей; а то, что мы вообще поддались привычке верить тому, что мы читаем в газетах или видим по телевизору. Это ошибка, которую никто, кому встречался когда-нибудь настоящий журналист, не допустит никогда. Одна из важнейших вещей, которым возможно научиться в интернете – это то, что никаких «их» не существует. Есть лишь огромное множество «нас».

У проекта есть страница на Фейсбуке и Твиттер, где мы будем публиковать небольшие, но не менее содержательные цитаты, фотографии и ссылки.

ontheinternet.ru

Что станет с профессией проектировщика интерфейсов?

На Френдфиде dixi пишет о том, что «профессия проектировщика в чистом виде либо перестаёт быть нужной». Наблюдая вакансии в крупных западных компаниях, я прихожу примерно к такому же выводу. Человек, который просто разбирается в том, как сделать условно удобный интерфейс и рисует статичные структурные схемы страниц может в ближайшие годы оказаться не у дел.

Всё чаще в вакансиях проектировщика и даже дизайнера мы находим требование к знанию кода (HTML, CSS, базовый JS). Причины на то у всех компаний свои, вот некоторые из них:

  • Конечный продукт работы проектировщика и дизайнера – это код. Статичные картинки – дополнительный шаг в цепочке «структурная схема -> дизайн -> код». Даже код, созданный на этапе проектирования, до дизайна, может быть повторно использован в конечной вёрстке.
  • Современный интерфейс максимально интерактивен: блоки показываются и скрываются в зависимости от действий пользователя, подгружаются данные, элементы меняют свой внешний вид при наведении, применяется всё больше анимации. В статике эти вещи описать непросто, а продумывать их безусловно также должен проектировщик-дизайнер.
  • Всё большее растространение получает адаптивная вёрстка (responsive design). Если в России это ещё скорее роскошь, то на западе уже необходимость. Поддерживать в актуальном виде множество макетов, у каждого из которых по 3 и более состояния, становится всё труднее. Не говоря уже о тестировании.

Как минимум инструментарий для работы с адаптивной вёрсткой поменять скорее всего придётся. Например, специалисты издательского дома Condé Nast использовали для редизайна английского Vogue сервис Typecast, который позволяет создавать дизайн в браузере используя адаптивные сетки и веб-шрифты.

У Adobe появился новый пакет Muse – гибрид InDesign и Dreamweaver, также позволяющий работать с веб-шрифтами, адаптивной версткой, всевозможными JS-виджетами, и умеющий ко всему прочему публиковать сайты в вебе (при этом код на выходе вполне сносный, хотя и не оптимальный).

Ни один инструмент, безусловно, не заменит настоящих знаний. Даже используя то или иное вспомогательное средство, дизайнер-проектировщик, понимающий, что получается на выходе, находится в более выигрышном положении. Если вы дизайнер-проектировщик, и до сих пор не очень понимаете, как работает тот продукт, который получается в результате вашей работы, не теряйте времени – начните изучать код, благо на Codeacademy это можно сделать абсолютно бесплатно.

(Тот факт, что дизайнерам придётся всё больше разбираться во фронтэнде, конечно же не отменяет профессию верстальщика/фронтэнд-разработчика. Но рамки этих профессий будут всё больше размываться.)

Unroll.me — решаем проблему рассылок в один клик

В конце 2011 я писал про будущее электронной почты. В этой области не наблюдается излишек инноваций, однако подвижки наметились: пояляются новые приложения для работы с почтой (Sparrow, Mailbox), Movableink экспериментирует с динамичными электронными письмами, а Google переосмысливает поиск по почте. Я же расскажу о сервисе Unroll.me, который позволяет эффективно бороться с перегрузкой вашего почтового ящика.

Я большой поклонник подхода inbox zero и стараюсь держать свою папку «Входящие» пустой. Для этого особенно внимательно приходится относиться к любым рассылкам и уведомлениям, из-за которых ящик замусоривается быстрее всего. Раньше моя стратегия выглядела так: интересные, содержательные рассылки, выходящие не чаще пары раз в месяц (такие, например, как рассылка Андрея Мирошниченко «Школа эффективного текста Медиа») всегда остаются во «Входящих» до того, как не будет прочитана.

От бесполезных рассылок я отписываюсь сразу же (если это возможно – привет, Молоток.ру, от которого не отписаться вообще никак). Уведомления и полезные рекламные рассылки, которые приходят чаще чем раз в месяц, я фильтрую – назначаю им ярлык и отправляю в архив, а читаю позже скопом. Выглядит в Gmail это примерно так:

Лейблы Gmail

Сервисы, которые рассылают много сообщений, и при этом мне как-то интересны (Twitter, Facebook), удостаиваются отдельного ярлыка, остальные падают в notifications.

Для поддержания всей этой системы мне постоянно приходилось вручную добавлять и обновлять фильтры. Бороться с шумом таким образом уже немного проще, чем вручную, но это всё ещё не оптимальное решение. Провайдеры почтовых сервисов, такие как Google, пытаются облегчить жизнь пользователя (в Gmail есть приоритетные письма, а на новых аккаунтах, кажется, по умолчанию есть папка «Рассылки», в которую падают мейл-листы), однако этого недостаточно.

Около месяца назад я обнаружил сервис под названием Unroll.me. Работает он следующим образом. Вы предоставляете Unroll.me доступ к вашему почтовому ящику на Gmail или Yahoo (да, это сервис не для тех, у кого есть склонность к паранойе).

Сервис сканирует ваш почтовый ящик и вычленяет по ряду параметров среди писем рассылки. После этого от них можно, во-первых, в 1 клик отписаться прямо из сервиса (по моему опыту это работает не для всех рассылок). Во-вторых, ваши рассылки будут автоматически помечаться ярлыком Unroll.me и архивироваться, а вместо них 1 раз в день будет приходить дайджест с подборкой всех рассылок за день.

Выглядит он примерно так:

Unroll.me

Каждую рассылку вы открываете в браузере на сайте Unroll.me – это не всегда удобно, но другого способа, похоже нет. При этом все письма, в случае чего, есть и в вашем ящике. Отдельные рассылки, которые всё ещё хочется получать сразу же, можно удалить из дайджеста – они будут появляться во входящих как и прежде.

К сожалению, у сервиса имеются проблемы с кириллицей – в заголовках он её не распознает, хотя сами письма отображатся нормально. В моем случае это не является проблемой – как оказалось, большинство сообщений я получаю всё же от англоязычных сервисов.

Надеюсь, со временем почтовые сервисы начнут внедрять подобные инструменты у себя. Глядишь, никому не придётся объявлять email-банкротство.

Unroll.me, как и подобает стартапу, находится в стадии открытого бета-тестирования и пока что абсолютно бесплатен.

Ян Бреммер: «Рост интернета будет приводить к национализму, популизму, сектантству, насилию»

На днях в подкасте Carnegie Council for Ethics in International Affairs была опубликована лекция эксперта в области американской внешней политики Яна Бреммера (того самого, который якобы признал заслуги Путина на страницах Foreign Policy). Бреммер не первый год выступает в Carnegie Council, каждый год его прогнозы дают немало пищи для ума. В этом выступлении, которое я рекомендую послушать полностью, Бреммер коснулся темы интернета. Даю примерный конспект этой части его выступления без комментариев.

«Первый миллиард людей, начавших использовать интернет, состоял в основном из тех, кто были заинтересованы, хотя бы пассивно, в прогрессе либеральных ценностей, либеральной демократии. Я не имею в виду либеральной в том смысле, в каком это слово используется в США, но в классическом смысле.

Следующий миллиард пользователей интернета — люди более бедные, чем ранее, многие из них лишены права голоса. Следующий миллиард после них — еще более того. Интернет, как и все прочее, связанное с технологиями, — это усилитель, увеличитель того, что уже есть. Дайте им право голосовать, и они более действенно дадут знать о своих интересах. Дайте им модем, смартфон, и их интересы будут слышны еще лучше. Если интересы людей сектантские — благодаря технологии они будут звучать куда более громко. Это вызовет большее количество конфликтов. Рост интернета будет приводить к национализму, популизму, сектантству, насилию. И не только против политических элит, но и на личном уровне, на уровне сообществ.»

«Информационная революция наделяет силой личность, но революция больших данных (big data) расширяет возможности коллективов, корпораций и, всё в большей степени, государств. Весьма вероятно, что эти организации используют эту информацию для органичения личных свобод, а в случае отдельных государств для усиления коллективной безопастности за счет граждан. Это не шаг в сторону World Wide Web, это шаг в обратном направлении.»

Ян рассказывает о встрече с Цукербергом. В Фейсбуке только что зарегистрировался миллиардный пользователь, Ян спросил Марка, какова его дальнейшая цель. Цукерберг ответил, что его цель — 7 миллиардов. Бреммер утверждает в ответ, что эта цель устаревшая и невозможная — к 2015 в Китае будет 800 миллионов пользователей интернета, которым не будет интересен Фейсбук. И это понятно — Ян говорит, что если бы он был китайцем, ему не хотелось бы пускать Фейсбук в его страну, у Фейсбука и без того слишком много данных и влияния, на месте китайцев он хотел бы, чтобы эти данные были у его правительства и его страны.

«Противопоставление понятий „информация“ и „данные“ дает дополнительную пищу для размышления в контексте дискуссии о технологиях и прогрессе, приравниваемым к абсолютному благу.»

О том, как полезно менять своё мнение

Джейсон Фрайд в блоге Signal vs. Noise рассказывает о том, что в офис 37signals заходил Джеффри Безос, основатель Amazon.com. В ответе на один из вопросов сотрудников компании Джефф поделился своим наблюдением о людях, которые «часто оказывались правы».

По его словам, люди, которые часто оказывались правы были теми людьми, что часто меняли своё мнение. Он не считает постоянство и последовательность мысли позитивной чертой. Совершенно нормально и даже похвально, если завтра у вас возникнет идея, которая будет противоречить вашей сегодняшней идее.

Он отметил, что самые умные люди постоянно пересматривают своё понимание, возвращаются к проблеме, которую считали решенной. Они открыты новым точкам зрения, новой информации, идеям, противоречиям и вызовам их образу мысли.

Из этого, безусловно, следуют не то, что не нужно иметь своего собственного мнения, а то, что любое мнение следует считать временным.

Людям же, которые часто ошибаются, присуща одержимость деталями, подтверждающими их точку зрения. Тот, кто не может подняться из-под груза нюансов и рассмотреть более общую картину со множественных углов, часто оказывается неправ в большинстве случаев.

Для меня это выстраданная правда. Когда я начинал заниматься дизайном, я очень неохотно менял свои решения, а отстаивать был готов до последнего. Когда видишь, как твой замысел реализуется и тут же требует внесения изменений, понимаешь, что предусмотреть всё невозможно, а придерживаться первоначального курса бесполезно, если не вредно. Работа над продолжительными проектами, где есть возможность собрать достаточно статистических данных, отзывов пользователей, а также поставить ряд экспериментов научила меня относиться к собственным идеям и представлениям как к теориям, требующим проверки, а не аксиомам.

Любое, даже самое продвинутое представление о реальности и её функционировании всегда будет оставаться проекцией, а не самой реальностью. Карта (наше мнение), какой бы точной она ни была, всегда остаётся картой, схемой, а не территорией (реальностью). Принимать единожды зафиксированную карту за территорию ошибочно и опасно.

Поэтому я стараюсь оставаться открытым новым взглядам, мнениям и информации. Это требует отдельных усилий (вполне физических, работа над исправлением ментальных схем требует времени и энергии), но это приносит свои плоды. И, надеюсь, будет приносить их ещё долго — ведь способность перестраиваться, рассматривать и интегрировать чужие, часто противоположные точки зрения в своё мировоззрение — это ещё и практика, помогающая продлить ясность ума до самой старости.

Keep it local

С того момента, как я последний раз писал в этот блог, в моей жизни произошло несколько важных изменений. Я женился на прекрасной женщине, которая наделяла моё существование смыслом последние годы и, надеюсь, будет делать это до победного конца, съездил в путешествие, достаточно серьёзно занялся спортом. О каждом из этих событий я постараюсь написать подробнее, однако сейчас расскажу о том, чем я занимаюсь львиную долю рабочего времени.

В начале сентября мы перезапустили Локоло, наш сервис для общения соседей, который пока работает только в Петербурге. Мы полностью изменили дизайн и существенно улучшили технологическую платформу. Это не все изменения, дизайн — это процесс, и процесс непрекращающийся, однако стадия minimal viable product на мой взгляд достигнута.

Для того, чтобы было проще объяснять, что такое Локоло, почему это имеет смысл, как люди объединяются для совместных действий, мы завели блог Keep it local. В блоге мы публикуем самые разные материалы по теме добрососедства, совместных действий, улучшения окружающей среды. Например, Ольга, моя коллега и к тому же та самая прекрасная женщина, подготовила обзор англоязычных сервисов для соседей, похожих на Локоло, сделала подборку сервисов для решения локальных проблем, описала, как огороды спасают Детройт, а я коротко рассказал о Хай-Лайне — висячем парке в Нью-Йорке. А ещё у нас есть свидетельство того, что добрососедские отношения возможны.

Следить за блогом можно в Твиттере, на Фейсбуке, Вконтакте. А ещё мы всегда рады новым авторам и интересным ссылкам!

TEDxNevaRiver

16 июня 2012 я принял участие в конференции «TEDxNevaRiver — Действующие лица. Идеи для новой повестки дня». Небольшие мероприятия в формате TEDx в Петербурге проходили и до этого (встреча с Эндрю Шерри, открытое интервью Василия Гатова с Джозефом Галарно), однако полноценная конференция была первая.

Мероприятие прошло в Музее воды на Шпалерной. Конференция далеко не самая простая по организации, поэтому, не откладывая, выражаю огромную благодарность людям, взявшимся за такое большое дело, в особенности Лене Ярмановой, которая потратила невероятное количество усилий на подготовку выступающих.


Михаил Гельфанд

Немного о содержании конференции. Поэт и активист Уличного университета Павел Арсеньев, биолог Михаил Гельфанд и его коллега Николай Вяххи, лингвист Наталья Слюсарь, Александр Секацкий, галерист Марина Гисич и ЛГТБ-активист Сергей Илупин, инвестор и предприниматель Вэл Жердес (смотрите мой пост о встрече с ним в «Тайге»). Заявленный глава администрации Фрунзенского района Терентий Мещеряков предпочёл выступлению свои правительственные дела и не явился. Была также музыкальная часть: электронщики Home Music и замечательная Женя Любич, солистка Nouvelle Vague, не только спела на французском, но и рассказала весьма мотивирующую историю своей музыкальной карьеры.


Женя Любич

TEDx, несмотря на заявляемую большим TED’ом аполитичность, получился по содержанию весьма политическим, что в целом, кажется, неплохо отражает умонастроения думающих соотечественников. Павел Арсеньев говорил о кризисе образования, Михаил Гельфанд — о коллапсе отечественной биологии, подытожив выводом, что для того, чтобы спасти отечественную биологию нужно сначала спасти государство. Гисич жаловалась на бедственное состояние современного искусства в России, а Сергей Илупин и вовсе нарушал свежие петербургские законы своим просветительским выступлением, развенчивающим мифы о гомосексуализме. Андрей Горянов, редактор Слона, подливал масло в огонь не самыми корректными шутками, а под конец вообще отказывался поблагодарить государство в лице Водоканала за предоставленное помещение.

Довольно невнятным мне показалось выступление Александра Секацкого. Не было ощущения, что уважаемый философ пытался действительно что-то донести до публики — традиционная для него криптографическая манера повествования, витьеватые предложения уже сами по себе говорят о том, что задачи быть услышанным разношёрстной аудиторией, собравшейся на TEDx, перед автором не стояло. Уверен, что единицы смогли запомнить и кратко пересказать основные тезисы его речи.

Не назвал бы успешным и собственное выступление — на зал вместо заявленных 200 человек собралось больше 300, и, несмотря на предварительную подготовку, включавшую пару прогонов непосредственно на месте, я волновался и местами весьма сильно отступил от заготовленного текста, согрешив против целостности рассказа. Всё-таки теория — это одно, а регулярная практика — совсем другое.


Моё выступление на TEDxNevaRiver

В последнее время я довольно активно изучал тему медиа (чем, впрочем, занимаюсь уже давно) и особенно рекламы, воздействия визуальных образов. В выступлении говорил о тренде, который становится всё более заметным в последнее время — язык образов, по сути язык рекламных сообщений становится тем языком, которым мы общаемся друг с другом. Пара причин, которые побудили меня обратить на это внимание — это взлёт Pinterest и покупка Фейсбуком Instagram. Pinterest в этом смысле мне кажется особенно симптоматичным, тут как в примере из учебника имени по Рашкоффа, Хомского и Сата Джалли — в котором личное и коммерческое неразделимы, через это коммерческое, вещи, мы определяем себя и других, языком вещей друг с другом общаемся.

Впрочем, пересказ содержания моего выступления не входит в цели этого поста. Тему я буду разрабатывать для себя и дальше, а на TEDx о ней, вероятно, решил говорить слишком рано. Хотя она меня действительно волновала и волнует, экспертом в ней я себя пока что не могу — я не занимаюсь исследованиями, а к интернету причастен в первую очередь с практической стороны, как создатель инструментов, сервисов и контента.

На мой взгляд, любого практика должны волновать темы философские и этические. Вопросы «Где я? Что именно я делаю? Как это влияет на жизнь людей и среду обитания?» должны постоянно подниматься каждым предпринимателем, каждым профессионалом. Однако для того, чтобы простое чувство беспокойства переросло в «идеи, достойные распространения», требуется немалая экспертиза, внимание и трудозатраты. У меня их пока что объективно нет.

Уметь донести свои идеи — тоже особое искусство. Для древних греков риторика была очень важной дисциплиной потому в частности, что истина и красноречие считались неразделимыми. Чтобы правде оставаться правдой, её должно облачить в благообразную форму и преподнести с достоинством. Эту истину я ощутил на себе и сделал для себя вывод, что практики в формулировании и донесении собственных идей должно быть в моей жизни больше. Как верно заметили в одном обсуждении TEDx, чисто технически лучше всех выступили те, кто имеют немалый опыт преподавания, чья работа во многом связана с языком. Поэтому я планирую продолжать выступать и буду делать это чаще, впрочем, перед меньшими группами людей. К тому же презентация и своевременная всесторонняя и объективная критика идей идёт на пользу.

Несмотря на то, что своё выступление я не считаю очень удачным, в целом TEDx мне показался очень ценным опытом.

Во-первых, это первое в городе мероприятие в данном формате столь крупного масштаба, и организовано оно было очень добротно: технически (оборудование зала, видеотрансляция и т.д.) и концептуально (как ни крути, а срез мыслящей публики города был представлен).


Вэл Жердес. Фото: ©TEDxNevaRiver

Во-вторых, вокруг TEDx собралась очень качественная аудитория, и, частично благодаря лекции Вэла, которая была в конце, многие друг с другом перезнакомились, что просто замечательно — чем выше связность активных людей города, тем лучше для всего города.

В-третьих, даже если что-то не получилось — осталось огромное желание расти, развиваться, общаться и взаимодействовать, одним словом — продолжать. Чем мы и займёмся.

Критический и куда более подробный обзор конференции от Жени Синепол (жж которой, к слову, не пропускает мои комментарии) [см. также часть 1, 2].

Об общении, знакомствах и расширении социальной сети

В минувший четверг, 21 июня, в «Тайге» прошла встерча с Вэлом Жердесом. Вэл — инвестор, бизнесмен, генеральный партнер Foresight Ventures, бывший сотрудник Apple и Lockheed Martin. Мы познакомились с ним на TEDxNevaRiver неделю назад, где он, как и я, был спикером.

Val Jerdes @ Taiga, фото: Ольга Ткачук.

И на TEDx, и на встрече Вэл говорил в основном про создание идей и про общение. Речь его изрядно похожа на выступление Стивена Джонсона на большом TED (тут и история про кофейни, и про изобретение GPS), да и на самого Джонсона Вэл ссылался не один раз. И на TEDx, и на этой встрече Вэл призывал нас знакомиться с людьми, общаться даже с теми, с кем мы обычно не стали бы общаться: представителями других социальных групп, профессий и т.д.

На TEDx он предложил не уходить сразу же, а подойти и познакомиться с кем-то, даже если внешне вас ничего не связывает. Совет, надо отметить, очень неплохо сработал, люди подходили ко мне, и сам я тоже подходил и знакомился с теми, с кем в других обстоятельствах постеснялся бы или просто не нашёл достаточных причин знакомиться. Тут как бы получаешь разрешение и объяснение того, как это работает и зачем это нужно.

К сожалению, в России культура общения развита довольно плохо. Очень часто оказываюсь в ситуации, что тебя не представляют в компании, и уж точно никак не характеризуют новому знакомому. Довольно редко кто-то предлагает познакомить с другим человеком просто так или потому, что у вас могут быть общие интересы.

По моему опыту, общение в условиях российской ментальности — это процесс, который нужно запускать, стимулировать, фасилитировать. При этом плюсы его очевидны людям не сразу — всегда удобнее и легче находиться в зоне комфорта, с привычными людьми, среди привычных идей и умолчаний.

Даже в таких местах, как «Тайга», социальная химия не запускается сама собой. Компании-резиденты не пытаются выйти на максимум взаимополезных отношений, зачастую не знают, кто чем занимается, не понимают, как могут друг другу помочь, и от предлагаемой помощи часто отказываются. Например, на встрече с Вэлом представителей Тайги были единицы, что немного обидно, особенно учитывая, что сам Вэл приводил её как пример сообщества, стимулирующего инновации.

Вероятно, из-за наших дурных социальных привычек нам нужен внешний стимул, чужак, который покажет, что всё может быть легче, который объяснит простые техники расширения собственного горизонта, выхода из собственной «ракушки». Впрочем, уверен, что в нашей природе нет ничего особенного и во многом наша закрытость — дело привычки. Которую вполне можно изменить.

Я и сам часто предпочитал отсидеться в углу, отмолчаться и забывал знакомить общих друзей. Однако теперь стараюсь больше внимания уделять своей культуре общения и развитию своей социальной сети. К слову, сам я открыт и стараюсь отвечать на все сообщения и запросы. Если мы еще не знакомы, но у вас есть желание познакомиться — не стесняйтесь, пишите!

Ирма Бом. Манифест книги

6 июня 2012 года в Тайге в рамках фестиваля PrintFarm голландский дизайнер Ирма Бом (Irma Boom) демонстрировала свои книги и рассказывала связанные с ними истории.

Я большую часть занимаюсь и изучаю цифровые медиа, с книгами у меня странные отношения – довольно продолжительное время я их не покупал вовсе, отдавая предпочтения цифровым изданиям, однако в последнее время несколько пересмотрел свой взгляд на этот вопрос и начал формировать небольшую библиотеку. Книги – всё же чуть больше, чем сухая форма передачи знаний, но это, пожалуй, тема отдельного разговора. (К слову, забавно – из потребности иметь библиотеку произрастают и другие потребности. Как сказал Терренс Маккена в последнем интервью: «I need some place to keep my books dry».)

(C) Colorful Voice

Ирма Бом – художник и дизайнер по образованию. В 1991 году открыла собственную небольшую (у нее один ассистент), но весьма заметную в мировом масштабе студию. Работы Ирмы Бом представлены в коллекции Нью-Йоркского музея со­временного искусства (MoMa), а ее архив хранится в Отделе Особых коллекций Амстердамского университета. Ирма 20 лет преподаёт в Йельском университете.

Ирма Бом. Презентация в «Тайге». Фото: Николай Никитин

Ирма рассказала, что её карьера дизайнера началась в крупном государственном типографии в Гааге, присоединившись к коллективу из 30 дизайнеров. Большинство из них были почтенными бородатыми мужами, работавшими там уже многие года. Ирма бралась за любую работу, которую остальные считали неинтересной и недостойной внимания – буклеты, рекламу, оформление документов и так далее. Она всегда старалась нарушать практически все стандарты и правила конторы, что было не очень просто. Именно там она научилась отстаивать своё мнение, быть очень настойчивой. Во многом именно благодаря тому, что она всегда доводила проекты до реализации именно в том виде, в котором они задуманы, Ирма и стала знаменитой.

20 книг Ирмы Бом.

Работа Ирмы, потрясшая меня больше всего – книга для голландской компании SHV. Без контекста и истории она была бы совершенно непонятна. SHV – это голландский Газпром, частная компания, торгующая нефтью, бензином, газом, а также владевшая сетью супермаркетов Marko.

Над книгой, знаменующей столетие существования компании, Ирма с коллегой работали в течение 5 лет. 3 с половиной из них были потрачены на изучение архивов компании. Ирма рассказала, что после этих лет в архиве начала ходить, как старуха – вся её дневная активность сводилась к пересаживанию со стула на стул и перекладыванию стопок архивных документов.

Изначала Ирма планировала сделать книгу в 5000 страниц, однако позже по техническим соображениям пришлось урезать её до 2136 страниц. В книге нет номеров страниц, оглавления, выходных данных – автор говорит, что это не просто книга, а путешествие. Её нельзя открыть и не наткнуться на что-то новое. В то же время, у издания есть и практическая задача – для топ-менеджмента компании она и является руководством, и задаёт стратегические (и философские) вопросы.

Ирма Бом. Презентация в «Тайге». Фото: Николай Никитин

Книга выпущена тиражом в 4000 экземпляров на английском и 1000 экземпляров – на китайском, для азиатских партнёров SHV. Распространяется почти исключительно внутри компании, хотя иногда, говорит Ирма, на ebay можно увидеть копию по цене от 4 тысяч евро. Увидеть книгу живьём можно либо в офисе Ирмы, либо в одном из её туров (она всегда возит их собой на публичные выступления), либо в MoMA (сейчас не выставляется) или в Национальной библиотеке Нидерландов.

Больше картинок из книги на сайте Национальной библиотеки Нидерландов.

Ирма Бум говорит, что она старается делать книги, которые будут чем-то большим, чем распечатанный PDF-файл. «PDF-файлы, Киндл, айпэд – мои друзья, они позволяют мне больше заниматься такими проектами, как эти книги», – говорит Ирма. При этом она говорит, что не любит книги, сделанные вручную – они должны быть изготовлены типографским способом, размножены механически, в этом их сущность.

Она не приемлет компромиссы и не отказывается работать по брифам. Чаще всего её бескомпромиссность оборачивается успехом для всех участников.

Sheila Hicks: Weaving as Metaphor

Например, в случае с книгой работ для американского текстильного дизайнера Шилы Хикс (Sheila Hicks), Ирма до последнего билась с Yale University Press за то, чтобы обложка была белой. «Если бы мы поставили на обложку одну из работ, книга была бы интересна только дизайнерам одежды» – говорит Бом. Край книги обработан циркулярной пилой, чтобы напоминать края ткани. Ещё один нюанс – оформление вступления. Ирма рассказала, что очень хотела, чтобы его действительно читали, и потому пустила его шрифтом огромного кегля, уменьшая его с каждой страницей на пункт-другой, так что к концу шрифт становится уже привычного размера. За этот приём тоже пришлось побиться с академическим издательством. Помогло лишь то, что подступал дедлайн (без которого, как говорит, книга не может появиться на свет) – выставка Шилы в Нью-Йорке. На презентации, на которую Ирма отказалась лететь, книга вызвала фурор и была раскуплена практически полностью – многие покупали по несколько экземпляров. Книга сделал известной и Хикс, и Бом.

Этот фолиант сейчас есть на выставке в «Тайге», и, должен признать, он действительно выделяется и привлекает внимание, думаю, забыть его почти невозможно.

Irma Boom on ‘The Most Beautiful Book in the World’ from D&AD on Vimeo.

Ирма всегда делает миниатюрные макеты своих книг, по 5-7 на книгу. И собственную книгу-портфолио она тоже оформила в виде миниатюрного томика в 704 страницы.

После лекции спросил у Ирмы, думает ли она, что книга уже в ближайшее время станет атрибутом роскоши. Она ответила, что книга скорее всего станет более нишевой, и что сама она не любит элитарности и свои книги старается сделать доступными за счёт больших тиражей. Также она старается использовать простую бумагу. И действительно – на Амазоне цены на её книги начинаются от 25 долларов. К примеру, столько стоит альбом немецкого дизайнера Отто Троймана, который самому Тройману, к слову, не понравился из-за последних страниц с крупными деталями его работ – Бом с готовностью говорит о трудностях и неудачах.

Irma Boom from Submarine Channel on Vimeo.

Ирма – прекрасный спикер и открытый человек. Меня она очень вдохновила своей решимостью, уверенностью в себе, трудолюбием и междисциплинарным подходом. Она не ставит границ между работой дизайнера, редактора, фоторедактора или куратора. Она мыслитель в той же степени, что и дизайнер, её книги – овеществленные мысли. За каждой из них стоит концепция, взгляд, история.

Ирма Бом. Презентация в «Тайге». Фото: Николай Никитин

www.irmaboom.nl

Койнофилия

30 мая 2012 года в пространстве «Тайга» прошла лекция Винсента Икке «Наука и красота». Икке — профессор теоретической астрономии Лейденского университета, профессор космологии Амстердамского университета, а также видеохудожник и голландская рок-звезда от науки. К презентациями он относится очень серьёзно, они срежессированы не хуже театральной постановки (в презентации Communicating Science он приводит формулу «презентация = театр + контент»).

Винсент Икке (Vincent Icke)

Не берусь пересказать лекцию целиком, тем паче что, несмотря на конспект, содержимое её изрядно выветрилось за время последовавшего фуршета в честь пятнадцатилетия Голландского института, однако один из основных её мотивов зафиксирую.

Винсент показал известную картинку:

Это — не настоящие лица, а «усредненные», полученные путём наложения 64 женский и 32 мужских. Создавались лица при помощи фокус-групп, оценивавших их привлекательность на разных этапах их создания. Подробнее о проекте мы писали на Эксперимент.ру.

Опросы показывают, что такие усредненные лица людям нравятся больше, чем настоящие.

Метод совмещенной фотографии далеко не нов, технику изобрёл в 1883 году и долгие годы развивал Фрэнсис Гальтон, отец евгеники, статистики и большого количества научных методов, пытавшийся с её помощью научиться выявлять преступников, составлять портреты семей и наций и т.д. К своему удивлению, Гальтон обнаружил, что портреты становились всё более и более привлекательными с добавлением новых лиц.

В отношении этого феномена Икке применил термин койнофилия (koinophilia) — буквально любовью к обычному, среднему. Термин изначально появился в эволюционной биологии и означает «тенденцию выбора при спаривании особей с наиболее типичным („средним“) для данной популяции фенотипом».

В качестве ещё одной иллюстрации он привёл греческие статуи, которые также представляют из себя усреднение сотен мужчин и женщин (и, к слову, часто анатомически не очень корректных).

Красота консервативна, говорит Икке, и она не лучший проводник в искусстве и науке.

Икке продемонстрировал свою собственную работу — портрет Антонии Сарате Гойи, лицо которой он обновил до сегодняшних стандартов:

Именно такие усредненные стандарты красоты продвигает глянец.

Койнофилия — это и активное противостояние новому, нежелание принимать новое. Например, британского живописца Уильяма Тёрнера при жизни критиковали и не принимали, современные же критики считают гением и предшественником импрессионистов.

Уильям Тёрнер. Снежная буря. 1842.

Икке говорит о необходимости не просто видеть, а видеть сквозь, видеть то, что стоит за явлениями и вещами. О том, что ошибки продвигают творчество вперёд, а их боязнь наоборот тормозит. О том, что нужно видеть возможности, что практически всё, что создано человеком, когда-то считалось невозможным. О том, что не любопытство, вполне естественное человеческое свойство, которым наделён каждый ребенок, а внимательность движет науку.

Презентация Винсента Икке:

Vincent Icke — Art and Science

Аудио: mp3, 26 мб.

Фотографии с лекции: Николай Никитин.

Дес Трейнор: текст в интерфейсе, жизненный цикл интерфейса, связь с пользователем

Отличный рассказ Деса Трейнора (Des Traynor) о важности микротекста (не нашёл более удачного перевода microcopy) и вообще текста в интерфейса и других тонкостях, от которых зависит очень многое.

Про текст: очевидный и самый известный пример – вопрос, который Твиттер задавал своим пользователям. Раньше он звучал как What are you doing – «Что вы делаете?». Теперь это What’s happening? – «Что происходит?». Одна строчка текста, но очень важная строчка: она сопровождает по сути единственный интерфейс, через который вы создаёте контент сервиса, без которого сервис абсолютно лишён смысла. Текст определяет, как пользователи видят сервис, какое применение ему находят. Технически разницы никакой, но от того, как задана рамка, меняется всё.

Другой пример – Like Фейсбука и +1 Google Plus. Дес приводит примеры (чья-то смерть, потерявшийся кот), когда ставить Like, то есть говорить, что тебе «нравится», по меньшей мере странно, а нажимать +1, то есть по сути утверждать, что ты присоединяешься к мысли, хочешь способствовать распространению информации и поддерживаешь автора, вполне возможно.

Про поддержку интерфейса. Обычно стартапы вкладывают много денег и усилий в разработку дизайна (и, если повезёт, грамотного текста), но после запуска очень часто забывают про него, считают данностью и вовсе не замечают. В то время как на самом деле самое интересное начинается именно в момент запуска – это и настоящее тестирование интерфейса, которое невозможно эмулировать, и именно здесь появляется огромная возможность для его усовершенствования. При грамотно настроенной аналитике (и внутренней статистике), а также благодаря решениям для A/B тестирования (например, Google Web Optimizer) можно довольно точно отслеживать, какой текст, какие дизайн-элементы работают лучше.

Кстати, именно потому, что после запуска проекта начинается настоящая работа, довольно неудобно отдавать его поддержку сторонним разработчикам – по моему опыту, часто приходится вносить мелкие изменения, разработчик в штате сделает это за 3 минуту, со сторонними быстро не получается.

Про связь с пользователями. Дес приводит интересный факт – обычно пользователи уходят из сервиса, когда не чувствуют, что кого-либо заботит его мнение и его голос. Пользователи же, которые получают человеческий (привет, Гугл!) ответ из службы поддержки или от кого-то из авторов сервиса, с меньшей вероятностью его покинут. Важно опрашивать пользователей – и тех, кто решили удалить свой профиль с сервиса, и тех, кто оплатили сервис и пользуются им какое-то время. По ходу использования сервиса его ценность для пользователя обычно растёт, но если сервис не очень качество оттестирован и не доведён до ума, опытный пользователь открывает всё больше и больше неприятных деталей, багов и недосмотров, уровень сервиса для него падает.

Рекомендую к просмотру видео целиком, в моём конспекте только запомнившиеся и важные лично для меня моменты, а Дес рассказывает весело, бодро и с занятным акцентом.